Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

Бауман З. Российская модернизация в условиях текучего модерна. Стенограмма выступления. // Фонд “Стратегия 2020” (Сетевое издание), 31.05.2011. Текст в и-нете.


Российская модернизация в условиях текучего модерна


Зигмунт Бауман: Выступление в Лекционном клубе Фонда «Стратегия 2020»


Заседание состоялось в Зале ученого совета Российского государственного гуманитарного университета 20 апреля 2011 года


Многоуважаемые дамы и господа, к сожалению, я не могу обещать вам полное удовлетворение от того, что я сегодня буду говорить. Заранее приношу свои извинения и по другим причинам. Прежде всего, я должен сказать, что первый раз я прибыл в Россию подростком и уехал из этой страны в очень молодом возрасте, поэтому мне явно будет не хватать знаний русского языка по ходу моего выступления. Затем, я вынужден признаться, что не являюсь активным участником дискуссии на тему российской модернизации и относительно ее необходимости. Я не участник дискуссии о том, как Россия может включиться в глобальную модернизацию. Я не участник, а зритель. Поэтому я буду повторять известные вещи. И по этой причине, возможно, некоторым будет скучно.


Что такое Модерн? Это использование энергии улучшения. Мы не хотим и не верим в конечность модернизации. Основным мотивом для модернизации является стремление сделать мир более удобным. Мы не гоняемся за совершенным обществом. Я считаю, что хорошее общество – это общество,  которое думает о себе, что оно не очень хорошее.


Модернизация – это неугомонная спутница современности (модерна), вопреки тому чему меня учили 60-70 лет (что модернизация конечна). Сейчас мы понимаем, что модернизация является сущностью современности. Нельзя спрашивать о том, что такое современность без модернизации. Какой отсюда следует вывод? «Модернизация постоянна?» И да, и нет. У нее есть постоянные черты, но у нее имеются и переменные элементы. «Что делать?» и «Кто сделает то, что следует сделать?» – вот основные вопросы, которые в настоящее время стоят перед миром в целом и перед Россией в частности. Об этом я и буду говорить. Об измененяемых переменных модернизации.


Я согласен с Владиславом Иноземцевым в его анализе модернизации в России. Для меня важно, что он пытается пойти дальше анализа конкретных ошибок конкретной политики. Он анализирует социально-культурные особенности модернизации. Поэтому для него важным представляется анализ конкретного положения России на пути модерна. Иноземцев определяет следующие главные признаки неудач российской модернизации:

  • высокий уровень коррупции,
  • социальный патронаж,
  • управление, осуществляемое не-специалистами.

Важно и то, что 47% дохода России поступает от продажи сырья (как говорят американцы, все яйца в одной корзине). Необходима разнородность отраслей, на которые можно положиться.


Обратимся к классикам. Макс Вебер писал о том, что современный капитализм нельзя объяснить только человеческим хищничеством. В этом случае нужно было бы признать, что капитализм вечен, поскольку человек издавна был алчен. Капиталистические отношения в той или иной форме существовали всегда. По Максу Веберу, причиной развития капитализма явился культурный переворот, который проявился с возникновением рационализма. Но и здесь произошли некоторые изменения с течением времени. Раньше капитализм гонялся только за прибылью, современный капитализм занят долгосрочным  планированием. Он хочет систематического роста доходов.


Я размышлял над тем, что является основной причиной упадка советской системы. Я думаю, что советская система модернизации была выстроена в противовес старой системе капитализма, в которой основным стимулом являлось получение максимальной выгоды здесь и сейчас. Поэтому Советский Союз «гонялся за убежавшим зайцем».

  • Соревнование между советской промышленностью и западной могло продолжаться еще долго, но советская система не могла бороться с тем, что начался переход от общества производителей к  обществу потребления (логика торговли стала преобладающей и пришла на смену логике производителей).
  • Начался интенсивный процесс индивидуализации общества.

Эти две перемены привели к серьезным трансформациям в сфере человеческих отношений.

  • На смену метода принуждения извне пришел метод соблазна, обольщения. Вместо подталкивания людей к действию через угрозы, теперь стали использоваться иные стимулы, базирующиеся на увеличении привлекательности.
  • Новые способы измерения благосостояния целых обществ сейчас измеряются не количеством произведенных вещей на душу населения, а количеством денег, которые переходят из рук в руки, то есть количеством сделок, покупок и продаж. В эпоху «текучего модерна» оценивает не производитель, а потребитель.

Поэтому я понимаю, что Россия переживет сейчас очень непростые времена, когда количество перемен не поддается счету, а их глубина потрясает.


Французский историк Фернан Бродель утверждает, что развитие капитализма породило появление новых общественных типов: «Неподкупный судья», «Честный купец», «Бескорыстный общественник». Без новых социальных типов такого рода само появление современного капитализма было бы немыслимо. В России пока таких типов нет как массового явления.


Я прочитал один из независимых докладов, который был выпущен в 2009 году группой российских экспертов. Некоторые замечания вполне правильны: «Россия должна развиться на обломках прошлых модернизаций», «необходима неоиндустриализация, потому что без индустриальной базы невозможна модернизация». Но авторы не заметили и не сделали упор на переходе от общества производителей к обществу потребления. Их аргументация строится на основе идей Модерна, а не «текучего модерна». Иными словами, эксперты опять пытаются догнать «убежавшего зайца». В связи с этим внимание авторов концентрируется на административной системе, массовой армии (в современных государствах она заменена профессиональной армией), системе исполнения наказаний, дисциплинарном подходе к организации человеческой работы, институционализации науки (хотя все изобретатели идут по пути освобождения от институционализации науки).


Времена изменились, культура постмодерна также изменились. Один из элементов современной культурной революции – это изменение морфологии человеческих взаимоотношений, который я бы охарактеризовал как переход от структурного способа организации к системе организации по принципу роя. Структура ограничивает, требует повторяемости, рутинности. Рой – принципиально иная структура. Она не предполагает четкого и директивного распределения ролей, здесь существуют свои разведчики и свои искатели. В рое имеются разные способы действий – от принуждения до соблазна и обольщения. Главный секрет успеха роя – стремление к движению. И если структурный способ организации отношений преобладает в стабильных условиях, то рой преобладает в условиях неопределенности, а ведь именно в таких условиях мы и живем.


Все это не только приводит к столкновению разных людей и государств, но и обусловливает переход к совершенно иному типу общественного поведения. А новый тип общественного поведения приводит к необходимости создания новой системы типизации поведения, новых образов времени… Задача очень трудная.


Мы живем в глобальном мире. Я не думаю, что у нас есть выбор. Все взаимосвязано. Мы все зависим друг от друга.


Россия в очень выгодном положении, она соединяет две разные цивилизации, может многое заимствовать у соседей. Но, к сожалению, современная глобализация негативна – идет взаимное притяжение сил без учета интересов национальных государств. Эти силы – капитал, торговля, криминал – уничтожают ортодоксальные способы сдерживания, которые есть у национальных государств. Мы только ожидаем появления положительных сторон глобализации. Мы ждем создания представительства всех жителей, которое смогло бы контролировать все те силы, которые ответственны за существующие негативные тенденции.



Оставить комментарий:

Captcha

Ваше имя:
E-mail: