Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

Архетипы социальности

Доклад на III теоретико-методологическом семинаре «Архетипика и государственное управление: ментально-психологические аспекты», Барселона, Испания, 23-30 июня 2012 г.

 

Аннотация

В статье представлены результаты выделения архетипов, которые могли бы составить базис социальных институтов в рамках институционального обществоведения. Выделены архетипы социального структурирования: свои / мы и они, авторитет, ценность детей, ценность женщин, молодые мужчины как расходный материал; коммуникации: язык, знаки взаимодействия, тяга к «касаниям»; когнитивные: подражание, ценность опыта, традиция; а также такие ментальные комплексы, как справедливость, права требования, и вопрошание пределов.

 

Введение

Институциональная теория обществоведения позволяет получить очень интересный ракурс модели личности человека, если задаться вопросом о природе психического носителя тех поведенческих паттернов, которые при их социальном согласовании образуют какой-либо общественный институт [Крупкин 2010а-в]. При анализе данных носителей – ментальных структур сознания – немедленно встает вопрос об их врожденности / приобретенности, и проблема возможности универсальных общечеловеческих врожденных структур сознания сразу же выводит нас на проблематику архетипов Юнга [Крупкин 2010б].

 

В настоящей работе сделана попытка оригинального выделения архетипов, обусловливающих социальность человека, имея в виду прежде всего сохранение целостности и единообразия институционального подхода на всех уровнях рассмотрения «человек – группа – общество».

 

Понятие архетипа и его место в психике человека

Юнговское понимание архетипа может быть сформулировано следующим образом [Крупкин, Архетипы]: архетипы – это универсальные для всего человечества схемы, конкретное наполнение которых содержанием определяет поведенческие паттерны людей, а также особенности их восприятия и воображения; это врожденная система управления стабилизацией конкретного вида инстинктов, формирующихся у растущего организма. Хорошим примером подобного понимания архетипа служит родной язык: у каждого ребенка в мозгу есть соответствующая «врожденная форма», которая «наполняется» конкретным содержанием при его социализации в семье. Причем если процесс такого «наполнения» не будет запущен до 3-х лет, то ребенок остается без языка [Бурлак 2011].

 

По Юнгу архетип – это составная часть того, что он обозначил термином «коллективное бессознательное»; то, что находится в глубинных слоях психики и считается одинаковым для всех людей. Если представить сознание / психику человека определяемым ментальными структурами [Крупкин 2010а, с.45; Крупкин 2010в], то именно наборы подобных структур и будут отвечать за любой поведенческий паттерн и/или распознаваемый сознанием объект. В этих наборах из общих соображений могут существовать не только те структуры, которые появляются / воспитываются при социализации человека, но также и структуры «биологического уровня», чье возникновение происходит по мере роста плода в утробе матери вместе с развитием его мозга и нервной системы.

 

Модель человеческой психики

Для дальнейшей проработки основ архетипики обопремся на следующую модель психики [Крупкин 2010в]. Каждый человек имеет свою уникальную личность, которая складывается в течение всей его жизни, и определяется наличествующим в мозгу индивида множеством упомянутых выше ментальных структур. У каждой личности есть когнитивная сфера, ответственная за накопление и критическое осмысление опыта и разных других типов знаний и умений, и поведенческая сфера, формирующая поведение человека. Сознательную часть поведенческой сферы обычно называют Я-концепцией индивида, и к ней относят ментальные структуры его сознательных установок, ценностей, различного рода поведенческих паттернов, и прочего такого. Неосознанную часть поведенческой сферы будем называть габитусом. Интересно отметить, что когнитивная сфера также имеет свою неосознанную часть, то, что иногда называют «неявным знанием», хотя большая часть ментальных структур когнитивной сферы вполне себе осознана, и более того, данные структуры именно что формируются сознанием индивида в процессе его развития / социализации.

 

Ментальные структуры когнитивной сферы среди прочего другого также и формуют обрабатываемый мозгом информационный поток, определяя МойМир индивида (Umwelt), т.е. то, как человеку оказываются данными его внутренний и внешний миры [Крупкин 2010а, с.46]. МойМир – это «жизненное поле» человека, в котором он «разворачивает» и осмысливает свою жизненную активность. В частности, среди опорных структур индивидуального МойМира можно различить мотивационные модели важных для человека других людей (theory of mind), которые важны для выработки прогнозов индивида по реакции социальной среды на производимые им действия.

 

Когнитивная сфера человека сильно завязана на его родной язык, который обусловливает инкорпорирование в личность ее индивидуальной культуры – определенных слоев тех самых упомянутых выше ментальных структур и их взаимосвязей [Крупкин 2010а, с.79]. При этом легко выделяются две базовые характеристики индивидуальной культуры каждого – этническая принадлежность и гендер. Гендерные особенности личности я здесь затрагивать не буду в силу их неактуальности для рассматриваемого круга вопросов, а вот этнические особенности людей для вопросов человеческого общежития оказываются очень даже уместными. Это связано с тем фактом, что базовые основы своего сознания каждый принимает во младенчестве именно в их этническом варианте. И лишь потом на этот базис ложатся более универсальные культурные слои. Если ложатся.

 

В целом взаимосвязь динамики соответствующих категорий когнитивной сферы можно представить следующим образом [Крупкин 2010а, с.79]:

 

Человек => Язык => Этничность => Культура => Человек

 

Поверх данного базового (или – «этнического») потока становления ментальных структур человека с относительно недавних пор (несколько последних столетий) стал ложиться еще один поток – более «универсальный» в части человеческой этничности – «образовательный» поток [Крупкин 2010а, с.80]:

 

Человек => Культура, Знания  => Человек

 

На ранних стадиях развития ребенка в его социализации доминирует усвоение именно этнической культуры, на которую по мере его взросления и образования могут накладываться более универсальные культурные слои, с частичным вытеснением этнических паттернов на периферию. Но тем не менее в личностной культуре каждого человека всегда можно выделить этнический и общеобразовательный слои, причем общим правилом для содержимого данных слоев является то, что при правильной постановке образования в обществе верхний образовательный слой культуры обычно компенсирует недостатки нижнего слоя этнических психо-культурных установок личности в плане повышения конкурентоспособности включающей человека социальной системы.

 

Перейдем далее к поведенческой, или деятельной сфере, который определяется результатами активности людей. Базовый элемент данной сферы определяется на личностном уровне:

 

Человек => Активность => Интерес

 

Последующий переход к учету взаимодействия людей в обществе сразу же позволяет из множества их интересов вывести в случае совпадения – кооперацию, а в случае противоположения – конфликт. Урегулирование вопросов кооперации и конфликтов составляют суть такой деятельности, как политика. Кооперация оформляется в социальные структуры / организации, которые с необходимостью порождают общественные институты, обогащающие культуру общества. Управление конфликтами приводит к появлению права как неотъемлемой части общественных институтов, что также дает вклад в общественную культуру.

 

Очевидно, что ментальные структуры, ответственные за общественную культуру, должны наличествовать у каждого индивида, включенного в сообщество, образуя НашМир сообщества в МойМире каждой личности [Крупкин 2010а-б]. Соответственно с необходимостью должен существовать и механизм согласования ментальных структур НашМира в головах разных людей, с существенно значимой ролью общественной коммуникации всех уровней в этом деле.

 

В целом социальный уровень деятельной сферы можно представить следующими взаимосвязями [Крупкин 2010а, с.81]:

 

Интерес => (совпадение) => Кооперация

Интерес => (противоположение) => Конфликт

Кооперация + Конфликт => Политика

Кооперация => Социальные структуры / Организации => Институты => Культура

Конфликт => Институты => Право => Институты => Культура

 

Следует отметить, что данные взаимосвязи понятий являются в достаточной степени универсальными, и проявляются и при самоуправлении людей, и в их экономической деятельности, и при исполнении ими государственных функций.

 

Специфические архетипы социальности

Во взаимосвязи понятий становления когнитивной сферы личности можно «разглядеть» следующие архетипические структуры сознания: язык [1], знаки взаимодействия [2], тяга к «касаниям» [3], подражание [4], ценность опыта [5], а также архетипы социального структурирования: свои / мы и они [6], авторитет [7], ценность детей [8], ценность женщин [9], молодые мужчины как расходный материал [10].

 

В деятельностной сфере также можно разглядеть все уже отмеченные архетипы когнитивной сферы с особенным выделением пары ценность опытатрадиция (см. сноску 5), но есть там и три новых: справедливость [11], права требования [12], и вопрошание пределов [13].

 

Интересно проследить связь выделенных выше комплексов социальных ментальных структур с типовыми персонификациями, выделяемыми в психологических теориях с упоминанием понятия «архетип». Правитель целиком персонифицирует авторитет, Мудрец получается комбинированием авторитета, ценности опыта и понятия «свой», Герой отражает «расходность» молодых мужчин и вопрошание пределов, Ребенок отражает ценность детей, Мать и дитя – комбинацию ценность детей и ценность женщин. Ценность опыта и ценность женщин в случае «своих» дает персону Бабушки, а в случае не «своих» персонализируется Ведьмой. И т.д.

 

Заключение

Полученный список архетипов социальности отличается от того, что обычно обсуждают в связи с темой «архетипы Юнга», но он более приближен к тем формам, заполнение которых порождает все многообразие социальной жизни людей. При этом некоторые архетипы прослеживаются в поведении стайных животных и насекомых достаточно глубоко в прошлое, но есть также и те архетипы, которые специфичны именно для человека.

 

Были выделены архетипы социального структурирования: свои / мы и они, авторитет, ценность детей, ценность женщин, молодые мужчины как расходный материал; коммуникации: язык, знаки взаимодействия, тяга к «касаниям»; когнитивные: подражание, ценность опыта, традиция; а также такие ментальные комплексы, как справедливость, права требования, и вопрошание пределов.

 

Литература

Бурлак С. 2011: Происхождение языка. Факты, исследования, гипотезы. М.: CORPUS, 2011. 480с.
Крупкин П.Л. 2010а: Россия и Современность: Проблемы совмещения: Опыт рационального осмысления. М.: Флинта: Наука, 2010. 568с.
Крупкин П.Л. 2010б: Эволюционная теория архетипов Юнга: Архетипические моменты в структуре коллективной идентичности. // ПУ (Публичное управление: теория и практика: сборник научных работ Ассоциации докторов наук государственного управления). № 3-4. Х.: Изд-во “ДокНаукДержУпр”, 2010. 432с. С.303-311. Режим доступа к электронной версии: http://modernity-centre.org/2010/07/27/kroopkin-115/.
Крупкин П.Л. 2010в: К теории институциональных полей: Общие моменты. // Научный эксперт. 2010. № 10. С.98-109. Режим доступа к электронной версии: http://modernity-centre.org/2010/10/28/kroopkin-116/.

 

Комментарии

[1] Язык – архетип, специфический для человека. Хоть у животных и находят достаточно развитые коммуникативные системы, однако до уровня развитости языка они так и не доходят [Бурлак, 2011].

[2] Знаки взаимодействия между особями вида – врожденная знаковая система, определяющая нюансы взаимодействия «в стае»: дружелюбие, агрессия, интерес, замирение, etc. Широко распространена в животном мире.

[3] Тяга к «касаниям» – архетип, обусловливающий дружелюбное взаимодействие особей одного вида.

[4] Подражание – основной архетип обучения особи, перенятия ею чужого полезного опыта.

[5] Ценность опыта – архетип, ответственный за «запуск» обучения / подражания, различения полезного «у других», по видимому работает в связке с архетипом традиции, когда свой опыт признается достаточным.

[6] Свои – архетип, ответственный за целостность «стаи», который характерен для стайных животных и насекомых. Мы и они – специфический архетип для людей, позволяющий выстравивать воображаемые сообщества – когда своим может восприниматься даже незнакомый человек на основе используемых им знаков.

[7] Авторитет – архетип власти / подчинения. Существует и у многих животных. У людей компенсируется архетипом справедливости – см. сноску 11.

[8] Ценность детей – определяет специальную заботу стаи о детенышах, существует и у животных.

[9] Ценность женщин – определяет важную роль самок в воспроизводстве стаи, существует и у животных.

[10] Молодые мужчина как расходный материал – определяет тех особей, которые «идут» в зону риска, помогая сообществу выжить. Есть и у животных.

[11] Справедливость – архетип, специфический для человека. Обусловливает ограничение власти с одной стороны (см. сноску 7), и тесно связан с правами требования с другой (см. сноску 12).

[12] Права требования – архетип, определяющий распределение ресурсов в сообществе. Есть и у животных. Ребенок знает, что ему положена пища, лев-самец знает, что его накормят, хоть он и не участвует в охоте. Из данного архетипа и справедливости произрастает вся экономика.

[13] Вопрошание пределов – архетип ответственный за поиск новых экологических ниш, за «любопытство», за «тягу к риску». Специфичен для всего живого.

 

Abstract

This paper presents the results of the extraction of archetypes, which could form the basis of social institutions within the institutional theory. Highlighted the archetypes of the social structure: ours / we and others, authority, value of children, value of women, young men as expendable; of the communication: language, signs of interaction, imposing “to touch”; cognitive ones: imitation, value of experience, tradition, and also the mental systems like justice, claims, and questioning limits.

 

Key words: Archetypes, Sociality, Personality Model, Mental Structures, Institutions, Authority, Justice, Language.

 

(Автор: Крупкин П.Л.)
Опубликовано: Крупкин П.Л. Архетипы социальности. // Публичное управление: теория и практика: Сборник научных трудов Ассоциации докторов государственного управления: Специальный выпуск. Харьков: Изд-во “ДокНаукДержУпр”, 2012. 312 с. С.272-275.


Оставить комментарий:

Captcha

Ваше имя:
E-mail: