Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

О нации в СССР

Доклад на 2-й конференции «Революция как социальная лаборатория: к 100-летию советского модерна», Москва, РГГУ, 29 марта 2017г.

 
Теоретический мэйнстрим «о нации» в СССР и РФ (от В.И. Ленина / И.В. Сталина начала XX века [1] до сегодняшней школы В.А. Тишкова [2]) держит вопрос политической субъектности определяемого термином «нация» сообщества людей за рамками своего рассмотрения. Результаты сформировавшегося так куста парадигм хорошо известны: это и «трехчленка» «племя-народность-нация» с практическим воплощением в виде иерархии «национально»-территориальных образований СССР, и «новая общность советский народ», переформулированная в «многонациональный народ» Конституции РФ, и сейчас переформулируемая еще раз в «гражданскую российскую нацию», и др.

 
Альтернативную исследовательскую парадигму можно отстроить вокруг вопросов коллективной политической субъектности республиканского типа, и здесь для коллективной идентичности (social identity) «нация» возникают следующий определяющий качество набор характеристик:

• Установка на суверенитет над некоторой территорией
• Установка на равноправие
• Воспроизводство идентичности с помощью «массовых машин социализации Современности» – систем образования, массовой информации, etc. [3]

Данный набор – необходимый и достаточный для определения наций, как уже добившихся своей государственности, так еще добивающихся оной, и он может быть дополнен стандартным перечислением необходимых характеристик вроде общей мифологии самоосознания (включая мифы о происхождении, пантеон героев, представление о национальной территории, представление о себе и своей миссии, стереотипы о соседях), определенного рода культурной гомогенности, и т.д.
 

Далее обратим внимание на то, что тем коллективным субъектом, который занимал положение суверена в СССР (т.е. имел приоритет в устанавливаемых собой порядках / институтах), была Партия (ВКП(б) / КПСС). Несколько раз данное положение вопрошалось советским государством, но безуспешно [4]. Помимо установки на суверенитет в Партии существовала и установка на равноправие, и само-воспроизводство через “машины” Современности.

 

Другие коллективные субъекты, имевшие амбицию на суверенитет, – корпорации государства, этнические и другого типа кланы, etc. – не имели эгалитарной установки в своих институтах.

 

Вот так и получается, что единственным коллективным субъектом, который можно поместить в положение нации СССР, является Партия.

 

Комментарии

[1] И.В. Сталин (1913): «Нация – это исторически устойчивая общность языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры… Необходимо подчеркнуть, что ни один из указанных признаков, взятый в отдельности, недостаточен для определения нации. Более того, достаточно отсутствия хотя бы одного из этих признаков, чтобы нация перестала быть нацией… Только наличность всех признаков, взятых вместе, дает нам нацию.»

[2] В.А. Тишков (2013): «Но тогда что есть нация? Это историческая, культурная и социально-политическая общность людей в рамках государственного образования, находящаяся под единой суверенной властью, обладающая общим самосознанием и общими ценностями при сохранении культурной сложности.» http://www.globalaffairs.ru/number/Stroika-natcii-16189; «В свете этого подхода нацию возможно рассматривать как семантико-метафорическую категорию, которая обрела в современной истории эмоциональную и политическую легитимность, но не стала и не может быть научной дефиницией. В свою очередь, национальное как коллективно разделяемый образ и национализм как политическое поле (доктрина и практика) могут существовать и без признания нации как реально существующей общности.» («О нации» – статья с личного сайта)

[3] Этот критерий отличает нации Современности от эволюционных предшественников данной социальной идентичности. Следует отметить, что в до-современную эпоху идентичности – аналоги нации были лишь локальны – они не могли охватить территорию более района, связанного с одним городом. И лишь начиная с Голландии середины-конца XVI века социальная технология «нация» начала свое расширение по миру.

[4] Успешный перехват суверенитета советским государством у Партии во время революции конца 80-х гг. завершился в перспективе 2-3-х лет коллапсом СССР и окончанием советской эпохи.

 

Автор: П.Л. Крупкин
Обсуждено на 2-й конференции «Революция как социальная лаборатория: к 100-летию советского модерна», Москва, РГГУ, 29 марта 2017г.


Оставить комментарий:

Captcha

Ваше имя:
E-mail: