Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

СССР и Современность

Доклад на 2-й конференции «Революция как социальная лаборатория: к 100-летию советского модерна», Москва, РГГУ, 29 марта 2017г.
 

В основу операционализации класса социальных порядков «Современность (Modernity)» можно положить способ легитимации принимаемых решений, т.е. способа убеждения агентом принятия решения и себя и своего сообщества в том, что принятое решение – правильно [1]. Тогда отнесение сообщества к Современности определяется значимостью количества решений из его повседневности, легитимируемых рациональным рассуждением / обсуждением. Несовременные же социальные порядки характеризуются доминированием «внешней» легитимации решений: через отсылку к традиции (всегда так делали), магии (боги / духи / космические энергии указали, что надо так), принятым в обществе «талмудам» (в текстах написано, что…), и авторитетам («сам» же сказал…, «там» так не делают…)

 

Понятно, что в политике и бизнесе доля рационально принимаемых решений была высока во все эпохи, а вот в семейной и других сферах повседневности долгое время торжествовала именно что внешняя легитимация решений и порядков / институтов.

 

В рамках так определяемой парадигмы, в истории СССР можно выделить следующие этапы:
1. 1917 – середина 20-х: торжество Современности. Новые порядки массово изобретаются с нуля, и апробируются в общественной практике.
2. Конец 20-х – середина 60-х: Современность концентрируется в верхнем слое партийной и научной элиты (ЦК и АН). Остальным группам советского общества следует делать, «как сказано»; т.е. социальные порядки / институты и решения легитимировались «верхами».
3. Конец 60-х – начало 90-х: Современность уходит и из ЦК; внешней инстанцией легитимации решений «в верхах» все более становится «Запад». Для низов же таковой инстанцией остаются «верхи», которые у многих «продвинутых» замещаются все тем же воображаемым Западом напрямую.

 

В конечном итоге (80-90-00-е) практически все сообщества СССР / РФ ушли из Современности. При этом нельзя сказать, что они вернулись в Традицию, поскольку традиционные институциональные поля (т.е. аппробированные в длительной и успешной социальной эволюции) были практически ликвидированы «советским строительством». Легитимация решений / институтов в это время обычно осуществлялась ссылкой на внешний к людям / сообществам авторитет, в качестве которого очень часто выступает воображаемый Запад. Определим такую ситуацию термином «карго-модерн».

 

Начиная с 00-ых, развивается еще один тренд: условия жизни людей в условиях «общества потребления» развивают в них способность к рациональной легитимации (см., например, массу принимаемых людьми решений о выборе покупаемого товара / услуги), от которой «продвинутые страты» уходят с помощью опоры на бренды. Закручивается интересный сюжет накопления потенциала Современности в социальных низах общества при продолжающейся жизни социально «продвинутых» страт в карго-модерне.

 

Комментарии

[1] Это же верно и в плане легитимации социальных порядков / институтов.

 

Автор: П.Л. Крупкин
Обсуждено на 2-й конференции «Революция как социальная лаборатория: к 100-летию советского модерна», Москва, РГГУ, 29 марта 2017г.

О нации в СССР

Доклад на 2-й конференции «Революция как социальная лаборатория: к 100-летию советского модерна», Москва, РГГУ, 29 марта 2017г.

 
Теоретический мэйнстрим «о нации» в СССР и РФ (от В.И. Ленина / И.В. Сталина начала XX века [1] до сегодняшней школы В.А. Тишкова [2]) держит вопрос политической субъектности определяемого термином «нация» сообщества людей за рамками своего рассмотрения. Результаты сформировавшегося так куста парадигм хорошо известны: это и «трехчленка» «племя-народность-нация» с практическим воплощением в виде иерархии «национально»-территориальных образований СССР, и «новая общность советский народ», переформулированная в «многонациональный народ» Конституции РФ, и сейчас переформулируемая еще раз в «гражданскую российскую нацию», и др. далее…

К СОЦИОЛОГИЧЕСКОМУ АНАЛИЗУ РЕФЛЕКСИИ РЕЛИГИИ В СВЕТСКОМ ОБРАЗОВАНИИ

Доклад на III Российской научной конференции с международным участием «Социология религии в обществе позднего модерна», Белгород, 13 сентября 2013 г.

 

Abstract: This paper presents a conceptual reflection on the educational provision on which is considered a reflection of religion in modern Russian education. A classification of educational reflection, religion, position about religiously oriented education at the secondary level as the epicenter of the problem situation “religion and the school” in Russia. Stated the need for the development and application of special sociological module to monitor the effect of appropriate educational practices.
Keywords: education, religion, reflection, social subjects, sociology
 

Рефлексия как практика постоянного уточнения и коррекции стратегии и тактик социального действия представляется необходимой и характерной функцией социальных институтов современности. «С наступлением эпохи модернити рефлексивность… включается в саму основу воспроизводства системы, так что мысль и действие постоянно преломляются друг в друге» [Гидденс, с.103]. Как следствие, сами институциональные структуры поддерживаются и воспроизводятся «компетенцией агентов, вовлеченных в рефлексию практик» [Giddens, с.3]. В свою очередь, они формируют и легитимируют общезначимые образцы последней. Это делает институциональную рефлексию социально значимых реалий важным предметом социогуманитарного анализа, в первую очередь, с позиций социологической науки.
 
Уточним основное понятие. Функционально рефлексия понимается здесь как обратная связь между действующим субъектом и ситуацией (трактуемой как целостный момент взаимодействия данного субъекта, объекта его влияния и среды, в которой все это происходит). Субъекту необходимо учитывать, когнитивно контролировать изменения в объекте и среде, значимые для своего взаимодействия с ними, прежде всего – изменения, вызываемые его собственным на них воздействием, с тем чтобы по необходимости корректировать само это воздействие.
далее…

Институт собственности (не земельной)
в уральской деревне XXI века

События, произошедшие летом 2011 года в поселке Сагра Свердловской области, позволяют восстановить институты собственности, которыми руководствовались различные участники произошедшего конфликта. далее…

Российское общество и его политический класс:
взаимосвязь некоторых особенностей


Введение

Постсоветская Россия после двадцати лет послереволюционной трансформации представляет из себя очень интересный социальный организм (социор) – результат отката из какого-то особенного варианта, но все же общества Современности [1], каковым был СССР, обратно в Традицию. При этом сами исконно традиционные социальные рутины, практики и институты, те, которые были оформлены веками успешной эволюции самого социора и его составляющих в высококонкурентном окружении, были успешно «забыты» – практически полностью исключены из обихода людей семью десятками лет социальных экспериментов в процессе так называемого коммунистического строительства. Такой дрейф Российской Федерации «в никуда» [2], сопровождающийся тотальным исключением рациональности из деятельности в политической и других сферах жизни, требует разработки адекватного языка для описания столь уникального социального процесса, некоторым аспектам которой и посвящена настоящая работа.

далее…

Нация и этнос – модель взаимодействия


Тезисы доклада, который был предложен на Всероссийской научной конференции «Этнос, нация, общество: российская реальность и перспективы» 1-3 ноября 2010 года, но не был принят Программным комитетом.



Факты существования полиэтничных наций, и включения представителей одного и того же этноса в разные нации позволяют сделать вывод о том, что нация и этнос – это разные коллективные идентичности (КИ). И действительно, более детальное исследование вопроса показывает, что нация – это политическая КИ, обеспечивающая для включенных социальных и политических агентов культуру мирной ненасильственной делиберации (согласования интересов, раздела общественного «пирога», улаживания конфликтов), в то время как этнос – это КИ, обеспечивающая своим носителям культуру выживания в данном природном ландшафте. Еще одной специфической чертой этничности является включение «на равных» детей. В целом можно предложить следующее определение: далее…

О взглядах Николо Макиавелли на политику и общество

Введение

В основных политико-философских сочинениях Николо Макиавелли (1469-1527) используется ряд понятий, смысл которых особо не определяется в самих текстах, но сами эти понятия, тем не менее, являются важными в качестве опорных для теоретических конструктов флорентинца. Таковыми понятиями, например, являются термины «единство», «свобода», «общее благо» и некоторые другие. Подобный подход был, по-видимому, обусловлен тем, что автор считал данные термины общепонимаемыми для своей целевой аудитории, т.е. смысл указанных понятий в значительной степени отражает политический аспект общественного сознания грамотных итальянцев начала 16-го столетия.

  

В настоящей работе я попробую восстановить значения некоторых из данных категорий, которыми их наделял сам Макиавелли, т.е. сделаю попытку воссоздать некоторые фрагменты политико-социального аспекта его МойМира [1]. При этом я буду опираться на основные тексты Макиавелли [2], посвященные политической теории, и имеющиеся в данных текстах контексты использования изучаемых слов. далее…

Архетипика коллективных идентичностей

Во все возрастающей степени теоретические модели механизмов таких наблюдаемых феноменов, как «общественная воля», «дух команды», и прочего такого, начинают опираться на понятие «коллективная идентичность» (КИ). Очевидно что, являясь одним из базовых элементов социальности, КИ людей должны были возникнуть на каком-то этапе антропогенеза, вследствие чего имеет смысл ожидать, что они могут иметь какую-то общую архетипическую структуру. Данное эссе посвящено обсуждению варианта подобной структуры, и связанного с ним круга вопросов. далее…

Коагулят: общая теория социального слоя

Текст является переработанным и дополненным вариантом эссе [1]

 

Коагулят формируется из тех индивидов, которыев принципе не согласны с тем местом в социуме, которое им определено существующим активом в рамках общественного устроения. Основная причина конфликта этих людей с обществом заключается в том, что, не обладая требуемыми способностями, они предъявляют повышенные претензии по своему общественному положению. Отказ общественной системы в удовлетворении данных претензий и поддерживает механизм их коагуляции, то есть отторжения от общества и замыкания в своем узком кругу. далее…

Структура общества Позднего Модерна

 

Главная составляющая общества Позднего Модерна выявляется при анализе работ западных обществоведов и философов, в которых они изучают «нежелательные» тренды современного западного социума. Утрированный образ этой составляющей был представлен американским фильмом «Матрица». Это именно то, что Б.Г. Капустин обозначил термином «новый деспотизм» [1], проследив формирование концепции по трудам Фергюссона, де Торквиля, Вебера, Шумпетера, Фуко. Данная подсистема современного общества (я буду также называть ее матрицей, чтобы привязаться к сильному образу, сформированному фильмом) заточена на то, чтобы делать людей счастливыми, довольными собственной жизнью. С этой целью общество старается создать условия для максимально возможного удовлетворения разнообразных желаний людей, и, что особенно не нравится критикам, оно старается взять под контроль формирование желаний людей. Матрица по сути своей является набором рутин, то есть результатом предельной рационализации человеческого общежития в его современном варианте. В матрице люди ставят себе цели из уже известного и далее…