Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

Коллективные идентичности в политической жизни Российской Федерации

Доклад на Всероссийской научной конференции с международным участием «Российская политическая наука: истоки, традиции и перспективы», Москва, РАНХиГС, 21-22 ноября 2014 г.

 

В политической жизни любой страны наряду с субъектами-индивидами большую роль играют коллективные субъекты, такие как партии, движения, ассоциации, корпорации, кланы, и т. п., т. е. все те, кто способен на коллективное солидарное действие. Более того, политические субъекты-индивиды зачастую представляют собой интерес только в их ассоциации с подобными коллективными субъектами, ибо политическая мощь индивидуального политика в главной своей части определяется именно что мощью тех сообществ, которые он может «повести за собой».

 

Возможность же коллективного солидарного действия порождает проблему понимания того, как «я» каждого индивида взаимодействует в своем сознании с образами «мы» своего сообщества и различных образов «они» сообществ – политических противников, т. е. актуализирует такое понятие социальной психологии, как коллективная идентичность (social identity). При всем этом солидарные действия (и коллективные идентичности) бывают спонтанными [1] и долговременными, и именно последние представляют объект настоящего исследования. далее…

Особенности государственности
и социального порядка в XXI веке:
«гениальная власть» Кремля

Глава 3 в коллективной монографии: Российская государственность в периоды кризисов, войн и революций: власть, ценности, институты. Владимир, 2014. 399с.

Глава посвящена обзорному описанию социального и политического порядков постсоветской Российской Федерации с позиций институционального обществоведения. Учитывая тот факт, что носителем социальных институтов являются коллективные идентичности, особое внимание уделено политическим идентичностям общества. Показано, что РФ идентичностно негомогенно, то есть правящее сообщество осуществляет свою гегемонию с сохранением значительного социально-культурного отрыва от управляемых людей. Обсужден механизм сохранения данного отрыва и то, как наличие такого отрыва сказывается на макростратификации социума в поле власти и на структуру гегемонии правящего сообщества.

 

Показано, что социальный и политический порядки РФ структурируются по типу «сверху вниз», так что в части контроля над российскими социальными институтами принцип «воля суверена» превалирует над принципом «общее благо». Обсужден введенный формующий принцип «воля суверена». Проанализированы особенности устроения социальных институтов в РФ, включая те из них, которые обеспечивают оборот административной ренты в обществе. Показано значительное место техник управления риском «цветной революции» в политике правящего сообщества РФ. далее…

Коллективные идентичности и социогенез:
К теории социального единения

 

Введение

Дефицит солидарного действия у основной массы автохтонов Русской равнины, наблюдаемый в настоящее время, особенно ярко бросается в глаза на фоне деятельности сообществ из тех мест, где «красное колесо» елозило социальный ландшафт не столь безжалостно. В это же время в среде «генералов» [1] Российской Федерации (далее – РФ) и их интеллектуальной обслуги уже можно считать общепринятым положение, что развитие страны во многом сдерживается плохим качеством ее социальных институтов [2]. Поскольку институты напрямую связаны с их обеспечивающими сообществами, задача взращивания и укрепления низовой солидарности среди обывателей, у которой нет другого решения кроме как ассоциирования жителей в различные действенные и комплементарные друг другу сообщества / группы / ассоциации, приобретает особое значение для осовременивания страны, ее облагораживания в части качества жизни людей, создания «правильной» экосистемы для восприятия и изобретения новых технологий. далее…

Кильдюшов О.В. Полиция как наука и политика: о рождении современного порядка из философии и полицейской практики. // Социологическое обозрение. 2013, т. 12, № 3, с. 9–40. Текст в и-нете далее…

О некоторых особенностях «холодной гражданской войны» в постсоветской России

Рациональной базой того, что сейчас принято называть «нетерпимостью», является ожидание вреда от конкурирующих групп / социальных структур, за которым наряду с накопленным опытом прошлых взаимодействий может также стоять и обычное недоверие со свойственным ему вменением обязательности «предельной враждебности» своему «противнику» [*1]. Известно, что до вражды может быть «разогнано» любое социализированное различие, поэтому для сохранения целостности общества важно смотреть именно что на социальные механизмы ограничения сверху таких «разгонов».

 

В универсальном плане пока вычленяются два идеальных типа лимитации «разгона вражды» социальными агентами – автократор с его угрозой наказания / насилия, и ценности / институты сохранения социальной целостности без автократора. У каждого полюса данной дихотомии есть своя история и возможности механизмов их поддержания. далее…

Филиппов А.Ф. Полиция и политика: Гражданское общество и неолиберальное государство. Тезисы доклада. // ВДНХ-7. Civil Society in Russia and the Contemporary World: Social Movements, Institutions, and Moods. СПб, Европейский университет, 7-9 ноября 2013 г. далее…

On a sacral basis of a sociality 2: Ideal types of elementary social structures

Kroopkin P. L.

 

The article elaborates a model of human sacred sphere and its impact on a human sociality. In particular it discusses ideal types of elementary social structures, such as a totemic band (the Durkheim’s idea) and a temple community. It also presents a hypothesis about a formation of temple communities on a basis of totemic bands in anthropogenesis and further development of more complicated social structures.

 

Keywords: Durkheim, Taylor, sacredness, sociality, social identity, elementary social structures, anthropogenesis, totemic band, temple community. далее…

Широкогоров С.М. Этнос: Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. Шанхай, 1923. Текст в и-нете. далее…

О связи персональной и коллективной идентичностей

Первая работа (поступила в журнал 19.07.2011), в которой обсуждается та же модель психики человека, что лежит в основе парадигмы Центра: персональная идентичность включает в себя среди прочего пучок коллективных идентичностей, так что и поведенческие, и когнитивные характеристики личности определяются как его персональными качествами, так и коллективным опытом, заключенным в коллективных идентичностях – см. выделение в цитате, где, правда, говорится лишь о поведении.

… we argue that personality is context dependent, but we further suggest that personality can be viewed as a component of the group content. In other words, just as social identities have an associated set of attitudes, norms, and behaviors, personality may represent a reflection of the group’s normative content. Greater identification with a group will be related to greater adherence to the group’s content (i.e., norms, values, behaviors), and individuals’ emotions, values, norms, and personality will vary depending on the identity that is salient (and the immediate social context). In this view, personality represents clusters of traits, behaviors that represent these traits, and behaviors that represent the contents of groups with which one identifies. Therefore, the notion that personality may represent another component of the content of group identities integrates both perspectives and remains consistent with the social identity perspective. …

 

Jenkins S.T., Reysen S., Katzarska-Miller I. Ingroup Identification and Personality. // Journal of Interpersonal Relations, Intergroup Relations and Identity. 2012. V.5. P.9-16.

В качестве подтверждения гипотезы в статье находятся корреляции между персональными качествами и наличием самоотнесения к коллективным идентичностям. Обсуждается недостаточность текущего экспериментального подтверждения гипотезы. далее…

О контроле за изменением институтов
в социорах разного типа

Доклад на Международной научно-практической конференции «Российская государственность: философско-политическое осмысление и реальность» (к 130-летию И.А.Ильина), Владимир, 19.09.2013.

 

Введение

Социальный порядок в антропокрове [1] во многом определяется наличествующими социальными институтами [2]. Сами же эти институты обычно отнюдь не одинаковы ни в разных географических местах, ни в разных сообществах [3] одного места, и это позволяет говорить о поле институтов, как составной части антропокрова.

 

Если посмотреть на механизм усвоения людьми новых институтов, то можно увидеть наряду с вне-сознательной передачей институтов / поведенческих паттернов между индивидами посредством зеркальных нейронов, которая вследствие основных параметров передачи не может претендовать на выход за пределы локальных сообществ, также и сознательный прием индивидом какого-либо института «к исполнению». В последнем случае человек сначала сознательно контролирует свое поведение, обеспечивая соответствие его институту, и доводя данное соответствие до автоматизма. В завершение же усвоения получившийся поведенческий паттерн может быть даже вытеснен в подсознание. При всем этом исходной точкой принятия института к усвоению является его легитимация – формирование у индивида убеждения, что институт полезен / необходим / лучше его принять, а то слишком велика цена уклонения. В подобной легитимации институциональных изменений очень большую роль играет то, что можно назвать «формующими принципами» (далее – ФП), примером которых может служить общее благо того сообщества, куда себя включает индивид с необходимой степенью своего конформизма. И действительно, соотнесение института с моделью общего блага вполне может легитимировать институт, стимулировать его усвоение членами соответствующего сообщества. далее…