Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

О ментальных структурах некоторых “племен” в РФ

(В развитие темы культа предков на постсоветском пространстве)

 

Ознакомился с первой частью книги Есаулов И.А. Постсоветские мифологии: структуры повседневности. М.: Академика, 2015. 616с., которая посвящена описанию той самой “культурной дистанции” нашей “элиты”, во многом формующей постсоветское общество страны.

 

Основное внимание данного текста уделено тем, кого автор называет новиопами, а я – вертухаями / сервильным классом антирусского лимитрофа. В сегодняшней ипостаси эти люди охранят “светлый град на холме” от “этих орков с востока”, и несут они эту свою охрану с теми же апломбом и интенсивностью, как прежде они хранили “светлую мечту всех трудящихся – коммунизм” от грязных лап этих самых трудящихся. Из всех особенностей этой страты автор особенно концентрируется на их преданности большевизму и их антирусизме, демонстрируя выявленное во множестве коротких эссе. далее…

Коллективные идентичности в политической жизни Российской Федерации

Доклад на Всероссийской научной конференции с международным участием «Российская политическая наука: истоки, традиции и перспективы», Москва, РАНХиГС, 21-22 ноября 2014 г.

 

В политической жизни любой страны наряду с субъектами-индивидами большую роль играют коллективные субъекты, такие как партии, движения, ассоциации, корпорации, кланы, и т. п., т. е. все те, кто способен на коллективное солидарное действие. Более того, политические субъекты-индивиды зачастую представляют собой интерес только в их ассоциации с подобными коллективными субъектами, ибо политическая мощь индивидуального политика в главной своей части определяется именно что мощью тех сообществ, которые он может «повести за собой».

 

Возможность же коллективного солидарного действия порождает проблему понимания того, как «я» каждого индивида взаимодействует в своем сознании с образами «мы» своего сообщества и различных образов «они» сообществ – политических противников, т. е. актуализирует такое понятие социальной психологии, как коллективная идентичность (social identity). При всем этом солидарные действия (и коллективные идентичности) бывают спонтанными [1] и долговременными, и именно последние представляют объект настоящего исследования. далее…

Как долго продлится «националистический поворот»
в дискурсе РФ?

 

Русский националистический дискурс в РФ (под чем я буду понимать как сами националистические тексты и новости о деятельности русских национально-освободительных общественно-политических движений, так и ответы их оппонентов вместе с вызываемыми всеми данными текстами обсуждениями) присутствует последние двадцать пять лет довольно устойчиво. Сначала это было осмысление творчества «русской партии» в КПСС, потом словесное обрамление существования «коричневой» части «красно-коричневых» иных для победителей состоявшейся революции в Москве, потом время дошло и до чисто националистических текстов и обсуждения соответствующих активностей уже наступившего XXI века. В последнее время, начиная с марта 2014 года, сюда неожиданно и мощно вложился и В.В. Путин вместе с правящей партией — в рамках «оформления» своего ответа разворачивающейся украинской революции, который пока что получил некое «этапное завершение» в виде «крымской истории» [1]. далее…

О некоторых особенностях «холодной гражданской войны» в постсоветской России

Рациональной базой того, что сейчас принято называть «нетерпимостью», является ожидание вреда от конкурирующих групп / социальных структур, за которым наряду с накопленным опытом прошлых взаимодействий может также стоять и обычное недоверие со свойственным ему вменением обязательности «предельной враждебности» своему «противнику» [*1]. Известно, что до вражды может быть «разогнано» любое социализированное различие, поэтому для сохранения целостности общества важно смотреть именно что на социальные механизмы ограничения сверху таких «разгонов».

 

В универсальном плане пока вычленяются два идеальных типа лимитации «разгона вражды» социальными агентами – автократор с его угрозой наказания / насилия, и ценности / институты сохранения социальной целостности без автократора. У каждого полюса данной дихотомии есть своя история и возможности механизмов их поддержания. далее…

К сакральному постсоветской элиты. 1

Стихи Е. Васильевой, протеже бывшего министра обороны РФ Сердюкова:

(1)
Мы богатеем, быстро взрослеем,
К солнцу всё ближе, дальше от тени.
Дальше от мук, горя и зноя.
Ближе к земле, дальше от роя.
Дальше от роя злых, безобразных
Тварей земных, жестоких, клыкастых… далее…

К сакральному большевизма. 2

Стих Б.А. Чичибабина, с переживаниями, затронутыми здесь:

* * *

 

И вижу зло, и слышу плач,
и убегаю, жалкий, прочь,
раз каждый каждому палач
и никому нельзя помочь. далее…

К сакральному большевизма. 1

Выписки из выступления Марии Тимофеевой (Тимофеева М. Травма прошлого (сталинского режима) в клиническом материале российских пациентов. // Мемориал, 31.05.2010. Ссылка в и-нете 1; Гефтер, 05.02.2013. Ссылка в и-нете 2):

“Вомик Волкан – психоаналитик, много занимающийся социальными и политическими процессами, как-то описывал этнос как шатер. На стенки шатра нанесены узоры и письмена, которые в принципе может увидеть каждый находящийся в шатре = член этноса. А шест посередине шатра, на котором он держится, – это вождь или идея этого этноса. Можно подумать, что в нашем этносе на месте этого шеста находится выгребная яма = воронка, засасывающая человеческие жизни. далее…

Тимофеева М. Травма прошлого (сталинского режима) в клиническом материале российских пациентов. // Мемориал, 31.05.2010. Ссылка в и-нете 1; Гефтер, 05.02.2013. Ссылка в и-нете 2 далее…

О власти < => силе в окрестности Нового времени

Прогрессирующее развитие социума в системе координат «архаика – модерн» эксплицирует, как одну из важнейших, интенцию растождествления и разведения центров силы и центров власти. Напротив, регресс (архаизация) связан с их воссоединением в духе «вторичного смесительного упрощения» (К.Н. Леонтьев). Архетип архаики – не обязательно тождественный реальному устройству архаичного социума – в пределе предполагает полное отождествление силы, как обладания ресурсом непосредственного влияния, и власти, как легитимного (общепризнанного) права на насилие (альфа-доминирование как классический пример). Архетип модерна, понимаемого как прогрессирующая «разумизация» жизнеустройства, предполагает усложняющуюся конструкцию их структурно-функционального разделения и уравновешивания; в пределе такая власть должна быть равномерно «разлита» в обществе (М. Фуко), концентрируясь в нужные моменты социального пространства-времени и вновь «разливаясь» по выполнению своего функционального назначения. Как представляется, это вплотную связано с ролью и статусом культуры, как информационного регулятора социальности (Парсонс): вторичной и сугубо инструментальной (и подозрительной “по определению”) в первом случае и первичной, ценностно-приоритетной – во втором. далее…

О субъектах «национальной политики» Российской Федерации

 

В развитие пожеланий Президента [1] группа товарищей разработала Проект Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации [2], где, как и ожидалось [3], не предусмотрено никакого пространства для развития хоть какой-нибудь субъектности для саморазвития представителей русского народа [4]. Русским предназначается (см. п.8 Стратегии) лишь «объединять» и «скреплять», но даже развивать свою «русскую культуру» они уже самостоятельно не имеют права, поскольку, в соответствии с проектом, «русская культура» отчуждается от русских в пользу всех других, «кто вхож», кто тоже ее «носит», но почему-то не желает при этом называться «русским»…

 

Изощренность подобного теоретического словоблудия (демонстрированного текстом Стратегии во многих местах) ставит вопрос об устройстве мышления производящих такое теоретизирование людей, вопрос о том, что же в их головах делает отношение к прилагательному «русский» очень положительным в связках «русская культура», «русская земля», «русское поле», и очень отрицательным в связках «русские люди», «русский этнос», «русская нация». Возможным решением данного вопроса является следующая формализация соответствующей структуры начальственного сознания, которая сидит в бэкграунде их видения мира, определяя его: Россия представляет собой уникальнейший цветник с разнообразием прекраснейших цветов, которые произрастают на жирном навозе. далее…