Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

О ментальных структурах некоторых “племен” в РФ

(В развитие темы культа предков на постсоветском пространстве)

 

Ознакомился с первой частью книги Есаулов И.А. Постсоветские мифологии: структуры повседневности. М.: Академика, 2015. 616с., которая посвящена описанию той самой “культурной дистанции” нашей “элиты”, во многом формующей постсоветское общество страны.

 

Основное внимание данного текста уделено тем, кого автор называет новиопами, а я – вертухаями / сервильным классом антирусского лимитрофа. В сегодняшней ипостаси эти люди охранят “светлый град на холме” от “этих орков с востока”, и несут они эту свою охрану с теми же апломбом и интенсивностью, как прежде они хранили “светлую мечту всех трудящихся – коммунизм” от грязных лап этих самых трудящихся. Из всех особенностей этой страты автор особенно концентрируется на их преданности большевизму и их антирусизме, демонстрируя выявленное во множестве коротких эссе. далее…

Коллективные идентичности в политической жизни Российской Федерации

Доклад на Всероссийской научной конференции с международным участием «Российская политическая наука: истоки, традиции и перспективы», Москва, РАНХиГС, 21-22 ноября 2014 г.

 

В политической жизни любой страны наряду с субъектами-индивидами большую роль играют коллективные субъекты, такие как партии, движения, ассоциации, корпорации, кланы, и т. п., т. е. все те, кто способен на коллективное солидарное действие. Более того, политические субъекты-индивиды зачастую представляют собой интерес только в их ассоциации с подобными коллективными субъектами, ибо политическая мощь индивидуального политика в главной своей части определяется именно что мощью тех сообществ, которые он может «повести за собой».

 

Возможность же коллективного солидарного действия порождает проблему понимания того, как «я» каждого индивида взаимодействует в своем сознании с образами «мы» своего сообщества и различных образов «они» сообществ – политических противников, т. е. актуализирует такое понятие социальной психологии, как коллективная идентичность (social identity). При всем этом солидарные действия (и коллективные идентичности) бывают спонтанными [1] и долговременными, и именно последние представляют объект настоящего исследования. далее…

Особенности государственности
и социального порядка в XXI веке:
«гениальная власть» Кремля

Глава 3 в коллективной монографии: Российская государственность в периоды кризисов, войн и революций: власть, ценности, институты. Владимир, 2014. 399с.

Глава посвящена обзорному описанию социального и политического порядков постсоветской Российской Федерации с позиций институционального обществоведения. Учитывая тот факт, что носителем социальных институтов являются коллективные идентичности, особое внимание уделено политическим идентичностям общества. Показано, что РФ идентичностно негомогенно, то есть правящее сообщество осуществляет свою гегемонию с сохранением значительного социально-культурного отрыва от управляемых людей. Обсужден механизм сохранения данного отрыва и то, как наличие такого отрыва сказывается на макростратификации социума в поле власти и на структуру гегемонии правящего сообщества.

 

Показано, что социальный и политический порядки РФ структурируются по типу «сверху вниз», так что в части контроля над российскими социальными институтами принцип «воля суверена» превалирует над принципом «общее благо». Обсужден введенный формующий принцип «воля суверена». Проанализированы особенности устроения социальных институтов в РФ, включая те из них, которые обеспечивают оборот административной ренты в обществе. Показано значительное место техник управления риском «цветной революции» в политике правящего сообщества РФ. далее…

Коллективные идентичности и социогенез:
К теории социального единения

 

Введение

Дефицит солидарного действия у основной массы автохтонов Русской равнины, наблюдаемый в настоящее время, особенно ярко бросается в глаза на фоне деятельности сообществ из тех мест, где «красное колесо» елозило социальный ландшафт не столь безжалостно. В это же время в среде «генералов» [1] Российской Федерации (далее – РФ) и их интеллектуальной обслуги уже можно считать общепринятым положение, что развитие страны во многом сдерживается плохим качеством ее социальных институтов [2]. Поскольку институты напрямую связаны с их обеспечивающими сообществами, задача взращивания и укрепления низовой солидарности среди обывателей, у которой нет другого решения кроме как ассоциирования жителей в различные действенные и комплементарные друг другу сообщества / группы / ассоциации, приобретает особое значение для осовременивания страны, ее облагораживания в части качества жизни людей, создания «правильной» экосистемы для восприятия и изобретения новых технологий. далее…

К вопросу о «гражданской религии» РФ:
локальные идентичности Ростова-на-Дону и Ярославля

Доклад на IV Международной научной конференции «Социология религии в обществе Позднего Модерна», Белгород, 12.09.2014.

 

Введение

Высокая степень атомизации населения РФ и связь уровня развития общества со степенью широкого и открытого «для посторонних» доверия между людьми / уровнем открытого социального капитала (bridging social capital) / социальной спайкой (social cohesion) в социуме ставит вопросы о разработке технологий улучшения перечисленных социальных качеств в условиях «низкой стартовой точки» [Крупкин, Лебедев]. Один из подходов в этом направлении связан с созданием рамочной коллективной идентичности (social identity) определенного качества, что можно также соотнести с распространением в обществе так называемой «гражданской религии». далее…

Крупкин П.Л., Морозова О.С. Рязанская локальная идентичность. // Центр изучения Современности, 14.11.2014. далее…

Ростовская локальная идентичность

 

1. Центральное место:

Весь центр города значимое место – старая архитектура. Ул.Большая Садовая – главная улица, идущая через центр города параллельно Дону и набережной. Тут главные административные здания, Парк Горького, др. Дальше от Дона – ул. Пушкинская – пешеходная (частично). Тут мамы с колясками, бабки с собаками, место прогулок, всяческих музыкантов бродячих, молодежи. Главный корпус университета рядом, университетская библиотека, студенты. Донская публичная библиотека там же – огромное причудливое здание, тоже что-то официальное время от времени проводится. Набережная – во-первых, старая, во-вторых, место массовых прогулок. Затем, на краю старого центра, – Театральная площадь. Последние годы там проводятся всяческие праздничные мероприятия, созерцаются салюты. На площади – театр им. М.Горького. Знаковое здание в форме трактора, шедевр советской архитектуры. Дальше Театральной площади вверх по Дону – армянская Нахичевань – второе историческое ядро города. далее…

Как долго продлится «националистический поворот»
в дискурсе РФ?

 

Русский националистический дискурс в РФ (под чем я буду понимать как сами националистические тексты и новости о деятельности русских национально-освободительных общественно-политических движений, так и ответы их оппонентов вместе с вызываемыми всеми данными текстами обсуждениями) присутствует последние двадцать пять лет довольно устойчиво. Сначала это было осмысление творчества «русской партии» в КПСС, потом словесное обрамление существования «коричневой» части «красно-коричневых» иных для победителей состоявшейся революции в Москве, потом время дошло и до чисто националистических текстов и обсуждения соответствующих активностей уже наступившего XXI века. В последнее время, начиная с марта 2014 года, сюда неожиданно и мощно вложился и В.В. Путин вместе с правящей партией — в рамках «оформления» своего ответа разворачивающейся украинской революции, который пока что получил некое «этапное завершение» в виде «крымской истории» [1]. далее…

О некоторых особенностях «холодной гражданской войны» в постсоветской России

Рациональной базой того, что сейчас принято называть «нетерпимостью», является ожидание вреда от конкурирующих групп / социальных структур, за которым наряду с накопленным опытом прошлых взаимодействий может также стоять и обычное недоверие со свойственным ему вменением обязательности «предельной враждебности» своему «противнику» [*1]. Известно, что до вражды может быть «разогнано» любое социализированное различие, поэтому для сохранения целостности общества важно смотреть именно что на социальные механизмы ограничения сверху таких «разгонов».

 

В универсальном плане пока вычленяются два идеальных типа лимитации «разгона вражды» социальными агентами – автократор с его угрозой наказания / насилия, и ценности / институты сохранения социальной целостности без автократора. У каждого полюса данной дихотомии есть своя история и возможности механизмов их поддержания. далее…

Ермолин Е.А., Крупкин П.Л. Ярославская локальная идентичность. // Центр изучения Современности, 30.11.2013. далее…