Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

СССР и Современность

Доклад на 2-й конференции «Революция как социальная лаборатория: к 100-летию советского модерна», Москва, РГГУ, 29 марта 2017г.
 

В основу операционализации класса социальных порядков «Современность (Modernity)» можно положить способ легитимации принимаемых решений, т.е. способа убеждения агентом принятия решения и себя и своего сообщества в том, что принятое решение – правильно [1]. Тогда отнесение сообщества к Современности определяется значимостью количества решений из его повседневности, легитимируемых рациональным рассуждением / обсуждением. Несовременные же социальные порядки характеризуются доминированием «внешней» легитимации решений: через отсылку к традиции (всегда так делали), магии (боги / духи / космические энергии указали, что надо так), принятым в обществе «талмудам» (в текстах написано, что…), и авторитетам («сам» же сказал…, «там» так не делают…)

 

Понятно, что в политике и бизнесе доля рационально принимаемых решений была высока во все эпохи, а вот в семейной и других сферах повседневности долгое время торжествовала именно что внешняя легитимация решений и порядков / институтов.

 

В рамках так определяемой парадигмы, в истории СССР можно выделить следующие этапы:
1. 1917 – середина 20-х: торжество Современности. Новые порядки массово изобретаются с нуля, и апробируются в общественной практике.
2. Конец 20-х – середина 60-х: Современность концентрируется в верхнем слое партийной и научной элиты (ЦК и АН). Остальным группам советского общества следует делать, «как сказано»; т.е. социальные порядки / институты и решения легитимировались «верхами».
3. Конец 60-х – начало 90-х: Современность уходит и из ЦК; внешней инстанцией легитимации решений «в верхах» все более становится «Запад». Для низов же таковой инстанцией остаются «верхи», которые у многих «продвинутых» замещаются все тем же воображаемым Западом напрямую.

 

В конечном итоге (80-90-00-е) практически все сообщества СССР / РФ ушли из Современности. При этом нельзя сказать, что они вернулись в Традицию, поскольку традиционные институциональные поля (т.е. аппробированные в длительной и успешной социальной эволюции) были практически ликвидированы «советским строительством». Легитимация решений / институтов в это время обычно осуществлялась ссылкой на внешний к людям / сообществам авторитет, в качестве которого очень часто выступает воображаемый Запад. Определим такую ситуацию термином «карго-модерн».

 

Начиная с 00-ых, развивается еще один тренд: условия жизни людей в условиях «общества потребления» развивают в них способность к рациональной легитимации (см., например, массу принимаемых людьми решений о выборе покупаемого товара / услуги), от которой «продвинутые страты» уходят с помощью опоры на бренды. Закручивается интересный сюжет накопления потенциала Современности в социальных низах общества при продолжающейся жизни социально «продвинутых» страт в карго-модерне.

 

Комментарии

[1] Это же верно и в плане легитимации социальных порядков / институтов.

 

Автор: П.Л. Крупкин
Обсуждено на 2-й конференции «Революция как социальная лаборатория: к 100-летию советского модерна», Москва, РГГУ, 29 марта 2017г.

О нации в СССР

Доклад на 2-й конференции «Революция как социальная лаборатория: к 100-летию советского модерна», Москва, РГГУ, 29 марта 2017г.

 
Теоретический мэйнстрим «о нации» в СССР и РФ (от В.И. Ленина / И.В. Сталина начала XX века [1] до сегодняшней школы В.А. Тишкова [2]) держит вопрос политической субъектности определяемого термином «нация» сообщества людей за рамками своего рассмотрения. Результаты сформировавшегося так куста парадигм хорошо известны: это и «трехчленка» «племя-народность-нация» с практическим воплощением в виде иерархии «национально»-территориальных образований СССР, и «новая общность советский народ», переформулированная в «многонациональный народ» Конституции РФ, и сейчас переформулируемая еще раз в «гражданскую российскую нацию», и др. далее…

О российском катарсисе, вызванном украинскими событиями

 

Проф. А.В. Матецкая высказала интересную идею о том, что всплеск массовой эйфории населения РФ в первой половине 2014-го года был обусловлен совместным сакральным переживанием, вызванном «реновацией» в смысле М. Элиаде – «обновлением и восстановлением мира через приобщение к сакральному». Правда автор прошла мимо структуры данного общественного катарсиса (в изначальном понимании данного термина – как избавления от скверны в сообществе по итогам совместно проведенной мистерии), умолчав о том, где и как «божественное» коснулось нас грешных, вызвав «очищение» и коллективный восторг. И еще она отказала людям России в наличии какой-либо идеальной космогонии, правда тут же сконструировав оную в виде «святости государства»: «Именно государство, организующее социальный космос, оказывается конечной сакральной инстанцией»; «И это, прежде всего, ценность государства – государства «сильного» и «справедливого». далее…

Городские локальные идентичности как основа формирования устойчивых местных сообществ. Исследование общегородских идентичностей жителей Владимира, Смоленска, Ярославля. Итоговый аналитический отчет. / П.Л. Крупкин, Р.В. Евстифеев, С.Д. Лебедев, Л.В. Шубина, И.В. Задорин. М.: Циркон, 2015. 95с. Текст в и-нете. далее…

О ментальных структурах некоторых “племен” в РФ

(В развитие темы культа предков на постсоветском пространстве)

 

Ознакомился с первой частью книги Есаулов И.А. Постсоветские мифологии: структуры повседневности. М.: Академика, 2015. 616с., которая посвящена описанию той самой “культурной дистанции” нашей “элиты”, во многом формующей постсоветское общество страны.

 

Основное внимание данного текста уделено тем, кого автор называет новиопами, а я – вертухаями / сервильным классом антирусского лимитрофа. В сегодняшней ипостаси эти люди охранят “светлый град на холме” от “этих орков с востока”, и несут они эту свою охрану с теми же апломбом и интенсивностью, как прежде они хранили “светлую мечту всех трудящихся – коммунизм” от грязных лап этих самых трудящихся. Из всех особенностей этой страты автор особенно концентрируется на их преданности большевизму и их антирусизме, демонстрируя выявленное во множестве коротких эссе. далее…

Коллективные идентичности в политической жизни Российской Федерации

Доклад на Всероссийской научной конференции с международным участием «Российская политическая наука: истоки, традиции и перспективы», Москва, РАНХиГС, 21-22 ноября 2014 г.

 

В политической жизни любой страны наряду с субъектами-индивидами большую роль играют коллективные субъекты, такие как партии, движения, ассоциации, корпорации, кланы, и т. п., т. е. все те, кто способен на коллективное солидарное действие. Более того, политические субъекты-индивиды зачастую представляют собой интерес только в их ассоциации с подобными коллективными субъектами, ибо политическая мощь индивидуального политика в главной своей части определяется именно что мощью тех сообществ, которые он может «повести за собой».

 

Возможность же коллективного солидарного действия порождает проблему понимания того, как «я» каждого индивида взаимодействует в своем сознании с образами «мы» своего сообщества и различных образов «они» сообществ – политических противников, т. е. актуализирует такое понятие социальной психологии, как коллективная идентичность (social identity). При всем этом солидарные действия (и коллективные идентичности) бывают спонтанными [1] и долговременными, и именно последние представляют объект настоящего исследования. далее…

Особенности государственности
и социального порядка в XXI веке:
«гениальная власть» Кремля

Глава 3 в коллективной монографии: Российская государственность в периоды кризисов, войн и революций: власть, ценности, институты. Владимир, 2014. 399с.

Глава посвящена обзорному описанию социального и политического порядков постсоветской Российской Федерации с позиций институционального обществоведения. Учитывая тот факт, что носителем социальных институтов являются коллективные идентичности, особое внимание уделено политическим идентичностям общества. Показано, что РФ идентичностно негомогенно, то есть правящее сообщество осуществляет свою гегемонию с сохранением значительного социально-культурного отрыва от управляемых людей. Обсужден механизм сохранения данного отрыва и то, как наличие такого отрыва сказывается на макростратификации социума в поле власти и на структуру гегемонии правящего сообщества.

 

Показано, что социальный и политический порядки РФ структурируются по типу «сверху вниз», так что в части контроля над российскими социальными институтами принцип «воля суверена» превалирует над принципом «общее благо». Обсужден введенный формующий принцип «воля суверена». Проанализированы особенности устроения социальных институтов в РФ, включая те из них, которые обеспечивают оборот административной ренты в обществе. Показано значительное место техник управления риском «цветной революции» в политике правящего сообщества РФ. далее…

Коллективные идентичности и социогенез:
К теории социального единения

 

Введение

Дефицит солидарного действия у основной массы автохтонов Русской равнины, наблюдаемый в настоящее время, особенно ярко бросается в глаза на фоне деятельности сообществ из тех мест, где «красное колесо» елозило социальный ландшафт не столь безжалостно. В это же время в среде «генералов» [1] Российской Федерации (далее – РФ) и их интеллектуальной обслуги уже можно считать общепринятым положение, что развитие страны во многом сдерживается плохим качеством ее социальных институтов [2]. Поскольку институты напрямую связаны с их обеспечивающими сообществами, задача взращивания и укрепления низовой солидарности среди обывателей, у которой нет другого решения кроме как ассоциирования жителей в различные действенные и комплементарные друг другу сообщества / группы / ассоциации, приобретает особое значение для осовременивания страны, ее облагораживания в части качества жизни людей, создания «правильной» экосистемы для восприятия и изобретения новых технологий. далее…

К вопросу о «гражданской религии» РФ:
локальные идентичности Ростова-на-Дону и Ярославля

Доклад на IV Международной научной конференции «Социология религии в обществе Позднего Модерна», Белгород, 12.09.2014.

 

Введение

Высокая степень атомизации населения РФ и связь уровня развития общества со степенью широкого и открытого «для посторонних» доверия между людьми / уровнем открытого социального капитала (bridging social capital) / социальной спайкой (social cohesion) в социуме ставит вопросы о разработке технологий улучшения перечисленных социальных качеств в условиях «низкой стартовой точки» [Крупкин, Лебедев]. Один из подходов в этом направлении связан с созданием рамочной коллективной идентичности (social identity) определенного качества, что можно также соотнести с распространением в обществе так называемой «гражданской религии». далее…

Крупкин П.Л., Морозова О.С. Рязанская локальная идентичность. // Центр изучения Современности, 14.11.2014. далее…