Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

Аузан А.А. Культурные основы модернизации. Лекция. // Полит.ua, 24.10.2011. Стенограмма выступления в и-нете. См. также здесь. далее…

Хоскинг Дж. Россия и русский вопрос: Интервью. // Национал-Демократический Альянс, 10.09.2011.  Текст в и-нете. далее…

Архангельский А. Общественный договор: Между гарантией и шансом. // Ведомости, 26.08.2011, № 159 (2925). Текст в и-нете. далее…

Российское общество и его политический класс:
взаимосвязь некоторых особенностей


Введение

Постсоветская Россия после двадцати лет послереволюционной трансформации представляет из себя очень интересный социальный организм (социор) – результат отката из какого-то особенного варианта, но все же общества Современности [1], каковым был СССР, обратно в Традицию. При этом сами исконно традиционные социальные рутины, практики и институты, те, которые были оформлены веками успешной эволюции самого социора и его составляющих в высококонкурентном окружении, были успешно «забыты» – практически полностью исключены из обихода людей семью десятками лет социальных экспериментов в процессе так называемого коммунистического строительства. Такой дрейф Российской Федерации «в никуда» [2], сопровождающийся тотальным исключением рациональности из деятельности в политической и других сферах жизни, требует разработки адекватного языка для описания столь уникального социального процесса, некоторым аспектам которой и посвящена настоящая работа.

далее…

Осадить «цапков»

Очередной доклад «Цеха политической критики» (краткий и полный варианты) хорош тем, что он достаточно конструктивен. Предлагаемая в нем стратегия полна, и при желании может быть принята к исполнению без существенных доработок. Авторам удалось избежать ловушек столь любимого нашими интеллектуалами «магического реализма», и не апеллировать к различного рода «магическим субстанциям» вроде «верховенства закона», «политической конкурентности», «отделения бизнеса от власти», которые (по вере пользующих данные субстанции интеллектуалов), будучи вызванными раз к жизни каким-то правильным заклинанием, сделают нам всем счастье без нашего особого участия в процессе преобразований.


В части описания As Is (как оно все есть сейчас) доклад очень близок к моим наработкам. Действительно, у нас сложилось рентное государство, где большинство принимающих решения лиц всех уровней в меру «своей испорченности» моралью следует мотиву максимизации прибыли, и старательно наращивают доход от доставшейся ему/ей зоны ответственности. На пути к такой «незамутненной» ничем лишним классической экономической свободе «сильных мира сего» была напрочь «изведена» техноструктура (которая представляет основной субъект развития в «экономике знаний» развитого мира) далее…

Бауман З. Российская модернизация в условиях текучего модерна. Стенограмма выступления. // Фонд “Стратегия 2020” (Сетевое издание), 31.05.2011. Текст в и-нете. далее…

Грин С. Природа неподвижности российского общества. // Pro et Contra, 2011. Т.15. №1-2. С.6-19. Текст в и-нете. далее…

Аузан А.А. Российская модернизация: факторы и возможности. Лекция. // Новая газета (Сайт), 12.05.2011. Текст в и-нете. далее…

Есть ли шансы догнать ушедший поезд?

Национальный проект в России: ключевая проблема старта.


Если посмотреть на тот кусок антропокрова [1] Земли, который на определенном этапе своего генезиса допустил доминирование христианства, то можно увидеть несомненное преобладание в современной организации политической жизни составляющих его обществ того, что обычно называют термином «национальное государство». Более того, за пределами границ постсоветского пространства в идеологических сферах соответствующих стран какие либо другие принципы организации общественно-политической сферы, несмотря на заклинания их апологетов, находятся в такой глубокой степени маргинальности по вовлечению в реально действующие практики, что их можно считать просто-напросто не существующими за пределами теоретического дискурса. Более того, и во вновь образованных странах периферии постсоветского пространства построение соответствующих национальных государств принято в качестве политического мэйнстрима. И только элитные группы Российской Федерации продолжают в этом плане упираться в своей самобытности. Причем даже наши западники, которые «тянут» с Запада абсолютно все, что там имеется, делают единственное исключение в своих заимствованиях именно для модели национального государства.


Такое положение дел в отечественном обществоведении требует своего осмысления. В настоящей работе я рассмотрю определенную концептуализацию категориальной сетки вокруг понятия «национальное государство», сделаю исторический экскурс для демонстрации актуальности и адекватности предложенной концептуализации, установлю положение Российской Федерации на получившейся таким образом «карте», обсужу главный стоппер, который блокирует начало национального проекта в РФ.


Вводимая концептуализация существенно опирается на теорию коллективных идентичностей, которая в своей интеграции в теорию обществоведения дает довольно интересный ракурс рассмотрения предмета, а также позволяет получить ряд очень практичных теоретических результатов. В частности оказывается достаточно продуктивной классификация политических систем по критерию идентичностной гомогенности. Например, все современные развитые западные страны, будучи национальными государствами – либеральными демократиями, имеют идентичностно гомогенное политическое устроение – вся политическая жизнь в них координируется в рамках так называемого национального консенсуса, который включает в себя все общество. А вот политические системы, возникающие в Новом времени на Русской равнине, обладают одним инвариантным свойством: они все не являются идентичностно гомогенными – их политический класс всегда идентичностно отделяет себя от управляемого большинства. Данное свойство и определяет ключевой момент для модернизации политической системы РФ – деконструкцию указанной устойчивости воспроизводства элитного отрыва в российском обществе. далее…

Принцип народа и государственность Русской равнины


Предыдущая статья была посвящена обсуждению общих моментов влияния такого политического фактора, как «принцип народа», на политическую сферу развитых западных стран. В данной статье я хочу посмотреть на политическую сферу России в развернутом контексте.


Известно, что государственная политика всегда тяготеет к элитарности собственного устройства, так что включенные в нее игроки, обычно имеют тенденцию особо не замечать того, что «внизу». «Пипл? Пипл схавает, чего дадут!» – часто читается во многих действиях власть имущих. Но несмотря на так обозначенную «сермяжную правду», на практике правящему классу любого общества обычно дан достаточно простой факт: чемпионами среди них становятся именно те, кому удается оседлать хаотически клубящиеся низовые энергии, подключиться своей личной энергетикой к некой общенародной «кундалини». Они также видят, какими жалкими становятся прошлые «герои», которые по разным причинам умудрились «слететь» со своей «волны», пусть даже они и продолжают существовать «на олимпе». Объективируем обозначенное воздействие «низов» на властные верхи общества введением термина «принцип народа».


Принцип народа, несмотря на все нежелание разного рода «элитистов» его замечать, практически всегда находится где-то рядом с властью. Даже в спящем, не актуальном состоянии он тем не менее слегка «гондурасит» наиболее толковых из власть имущих, что уж тут говорить о внезапных его актуализациях при обострении вопросов социальной справедливости и гуманизма, грозящих перерасти в такой кошмар правящего класса, как революция? В предыдущей статье я проследил влияние принципа народа на политическое устройство западных стран в «большом времени», и оказалось, что именно данный принцип задавал доминирующие тренды изменения политических сфер различных стран. При этом монархии, занявшие к концу 18-го века абсолютно доминирующее положение в Европе, включая и ее идеосферу, вдруг стали отступать практически по всем направлениям, трансформируясь в национальные государства и демократии. И к концу 20-го века «живые» монархии практически выхолостили свою «изначальную» суть, а те некоторые династии, которые сумели при этом сохраниться, играют в основном символическую роль, и не несут никакой функциональной нагрузки. Принцип государственности при этом, начав свой «дрейф» из положения «государство – это я», завершил свое движение депесонифицированной инструментальной институцией без капли сакральности. И т.д. далее…