Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

Принцип народа и западная политика периода Модерна

Многие концепции обществоведения, как впрочем и других гуманитарных наук, создаются из положения «сверху», с социальных мест, обычно находящихся где-то рядом с троном (пусть даже коллективного) властителя. Применительно к современной России можно отметить, что подобные концепции абсолютно доминируют в дискурсе, создавая там лакуны и дефициты, которые в рамках задаваемой данными теориями оптики просто-напросто не видны. Для обнаружения «слепых зон» видения оказывается полезным взглянуть на обсуждаемые модели из положения «снизу», и это даже принимая во внимание все трудности определения исходной точки для подобного взгляда, связанные с тем, что «низ», в принципе, не может «разговаривать», а все, кто научаются это делать, на автомате дискурсивно «перемещаются» «наверх».


Однако социальный «низ» все равно существует, хочется нам принимать его во внимание, или нет. Именно «снизу» поступают коллективно согласованные эмоции, заполняющие радостью наши сердца в случае победы наших команд. Именно «низ» делает для нас незабываемыми минуты единения в карнавалах. Именно «низ» мобилизует нас в совместном действии навстречу общей неприятности. И, наконец, именно оттуда возникает «ужас политиков» – те социальные энергии, которые своим неожиданным взвихрением вдруг обнуляют доминировавшие в обществе рационализации, и ломают устоявшийся социальный порядок, – то, что потом обзывают словом «революция».


В принципе, взаимодействие политики и «низов» достаточно многопланово. С одной стороны, будучи порождением «верха» политика часто не видит «низа». «Кто такой – народ? Как с ним можно встретиться и поговорить?» – читается во многих действиях власть имущих. С другой – они прекрасно видят, что чемпионами среди них становятся именно те, кому удается оседлать те самые низовые энергии, подключиться свей личной энергетикой к некой общенародной «кундалини». Они также видят, как жалки становятся прошлые «герои», которые по разным причинам умудрились потерять свою «волну», пусть даже они еще и продолжают существовать на «олимпе». Так что «принцип народа» – он всегда находится где-то рядом с властью, хоть бывает и не вербализован явно в политическом дискурсе. И действительно, кроме внезапной актуализации вопросов справедливости и гуманизма, что еще можно отнести к прямым «прострелам» общественного сознания «снизу»? Именно исходя из этого, а также из действий наиболее харизматических политиков, мы и можем, при желании, восстановить направление главенствовавших в каждый конкретный период общественного развития «низовых» ветров.


И оказалось, что развитие политических систем Запада в «большом времени» в последние четверть тысячелетия определялось именно что воздействием принципа народа, который был все это время и пока еще остается доминирующим. Для иллюстрации данного тезиса посмотрим далее на макрокартину европейской политической эволюции в Модерне. далее…

On peculiarities of motivation of actual Russian managing class

Kroopkin P. L.


The article discusses general items of social stratification, and proposes a way of formalization of elite and sub-elite strata of a society. It shows that elite tends to have a social identity, which creates and maintains a mental boundary in the social consciousness. The article applies the proposed approach to the current Russian elite, investigates the polarization on the elite mental border that maintains the separation of the elite from the society, and describes the specific psychosocial complex that drives the anomy of the Russian elite.

далее…

To the theory of institutional fields: General concept

Kroopkin P. L.


The article discusses social institutes from the social nominalism point of view. It introduces a concept of institutional field of a society, considers interaction of institutes both between themselves and with centers of power, highlights specific features of a society, which institutional field is not consistent with its legal system. Among the latest are: abuse, arbitrariness and violence of officials, deficit of legitimation of the governing bodies, inefficient use of qualified staff in bureaucracy, image of  “true” legislation as something ideal and not achievable in real life, legal nihilism.

далее…

Дж. Гобсон: Очерк истории наций Запада


Цитата из книги: (Гобсон Дж. Империализм. М.: Книжный дом «Либроком». 2010. 288с. С.19-21):


В течение девятнадцатого века устремление в сторону национа­лизма или установления политического единства на национальной основе было доминирующим фактором в династических движениях и внутренним мотивом в жизни широких народных масс. Во внеш­ней политике это стремление иногда принимало разрушительную форму, как это было, например, в Греции, Сербии, Румынии и Бол­гарии при их разрыве с Оттоманской империей и в Северной Италии при ее отпадении от противоестественного союза с Австрийской империей. В других случаях это была объединяющая или централизующая сила, расширявшая сферу народности, как это было в Италии и во время панславистского движения в России. Иногда народность клалась в основу федерации государств, как это имело место в объединенной Германии и в Северной Америке. далее…

Проблемы трансформации Российской Федерации

в национальное государство


Тезисы доклада, сделанного на Всероссийской научной конференции «Этнос, нация, общество: российская реальность и перспективы» 1-3 ноября 2010 года.



На основе концепции коллективной идентичности (Social Identity) было развито логически выдержанное смысловое поле, в которое без потерь могут быть переформатированы все известные подходы к теории нации вместе с соответствующим эмпирическим материалом. Данное смысловое поле позволяет обнаружить основные дефициты в плане трансформации Российской Федерации (РФ) в национальное государство (nation-state). далее…

Нация – как политическая мета-идентичность страны


Тезисы доклада, сделанного на Всероссийской научной конференции «Этнос, нация, общество: российская реальность и перспективы» 1-3 ноября 2010 года.



На основе концепции коллективной идентичности (Social Identity) развито логически выдержанное смысловое поле, в которое без потерь могут быть переформатированы все известные подходы к теории нации вместе с соответствующим эмпирическим материалом. В этом плане извечная дихотомия «примордиализм-конструктивизм» предстает лишь степенью обязательности вовлечения других (не политических) коллективных идентичностей в национальный миф. далее…

К теории институциональных полей: Общие моменты

Введение

Институционализм, как и «экономический империализм», является «сквозным» подходом в обществоведении, т.е. он позволяет с единых позиций изучать всю иерархию интересующих нас обществоведческих объектов: и индивида, и группу, и сообщества из многих групп. Подход широк в своем охвате и позволяет переформатировать как достижения психологии, так и многие результаты социальных наук, включая разнообразные экономические и политологические модели. В свете такой своей универсальности институционализм находит достаточное количество приверженцев, так что даже после относительно недавнего проникновения на постсоветское пространство (в начале 90-х годов прошлого века) в рамках данного подхода в России уже сформировалось несколько исследовательских парадигм [1].


В параллель с развитием отечественного институционализма в стране протекали экономические и социальные реформы. Практика реформирования сделала очевидными множество фактов, возникших вследствие трудностей становления в Российской Федерации тех институтов, которые были заимствованы реформаторами у развитых западных стран и активно продвигались ими в российскую повседневность. В рамках институциональной теории возникли задачи понимания особенностей российского институционального поля и конструирования правил и техник привития к социальной ткани российского общества желаемых институтов.


Статья посвящена описанию используемого категориального аппарата, существенной особенностью которого является его согласование с мета-принципом социального номинализма. Введено понятие институционального поля общества, обсуждено «место хранения» социальных институтов, показана необходимость появления формальных социальных норм, согласованных с актуальными неформальными институтами сообществ, появляющимися естественным путем. Рассмотрены взаимодействие институционального поля и центров силы общества, следующая отсюда теория суверенитета, обсуждены принципы изменения институциональных полей. Показано к каким социальным последствиям приводит наличие несогласованностей в институциональных полях общества, которые обычно создаются склонными к «показухе» суверенами с помощью демонстрационного законодательства. далее…

Международный семинар «Архетипика

и государственное управление»: Обзор докладов


Сибиряков С.А.

“…  разруха  не  в  клозетах,  а в  головах”

М. Булгаков, «Собачье Сердце».


Еще в середине ХХ-го столетия казалось, что центральной задачей управления какими-либо системами (в том числе социальными) является разработка новых технических средств – мощных ЭВМ и их математического обеспечения. Однако к концу прошлого столетия стало ясно, что ключевым фактором управления системами является не столько научно-технический прогресс, как роль человека.


Корпоративный опыт развитых стран показал, что выживание и эффективное функционирование больших систем, к которым, несомненно, относится и государственный аппарат управления, требуют: наличия в системе определенной организационной культуры, т.е. умения работать в гибкой организационной среде, управлять изменениями в ней, пользоваться соответствующим управленческим инструментарием. Этот пласт знаний и способностей элементов системы (прежде всего – менеджеров)  обеспечивается наличием особой психологической культуры.


К аналогичному выводу приходят и исследователи причин глобальных проблем человечества (ресурсной, продовольственной, демографической и т.д.) Они утверждают, что ресурсный потенциал планеты (запасы пресных вод, способность самоочищения атмосферы, вод, рек, морей, океанов) превышен вследствие неразумного и экстенсивного его использования человеком. Необходимо радикально менять культуру человека и конструировать такие системы управления окружающей средой, в которых культура человека станет составной частью контура управления системой.


Комплексные исследования социальных и социально-психологических проблем развития общества, структурных элементов человеческой психики, в том числе скрытых в коллективном бессознательном, общем для всего человечества и задающим общую структуру личности (архетипам – по теории Юнга) сегодня актуальны как никогда и привлекают исследователей различных научных отраслей. В Украине под руководством известного ученого, доктора социологических наук, професора Э.А. Афонина  создана и достаточно успешно развивается национальная научная школа архетипики. Результаты данного научного сообщества приняты не только учеными Украины, но и Аргентины, Австралии, Британии, Ватикана, США и других стран.


13-14 июля на феодосийской базе Харьковского регионального института Национальной академии государственного управления при Президенте Украины состоялся первый теоретико-методологический семинар “Архетипика и государственное управление” c международным участием. В очной и заочной формах семинара приняло участие более 70 исследователей 10 отраслей научного знания (государственное управление, политология, история, социология, психология, экономика, философия, культурология, филология и география), представивших: далее…

Аузан А., Полтерович В., Рыжков В., Иноземцев В. Что такое модернизация по-русски? // Полит.ру (Сетевое издание), 12.07.2010. Текст в и-нете. далее…

Крылов К.А., Павловский Г.О. Где бы взять национальную интеллигенцию? // Русский журнал (Сетевое издание), 15.07.2010. Текст в и-нете. далее…