Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

К вопросу о «гражданской религии» РФ:
локальная идентичность Калининграда

Доклад на VII Международной научной конференции «Социология религии в обществе Позднего Модерна», Белгород, 20.09.2017.

 

Введение

Высокая степень атомизации населения РФ и связь уровня развития общества со степенью широкого и открытого «для посторонних» доверия между людьми / уровнем открытого социального капитала (bridging social capital) / социальной спайкой (social cohesion) в социуме ставит вопросы о разработке технологий улучшения перечисленных социальных качеств в условиях «низкой стартовой точки» [1, с. 35–48]. Один из подходов в этом направлении связан с созданием рамочной коллективной идентичности (social identity) определенного качества, что можно также соотнести с распространением в обществе так называемой «гражданской религии».

 

В работе [1] была предложена структура описания таких идентичностей, и приведены примеры описания локальных городских идентичностей Белгорода, Владимира, Нижнего Новгорода, Иркутска и Хабаровска, полученные методом экспертного интервью. В работах [2, 3] приводятся результаты описания идентичностей Ростова-на-Дону, Ярославля и Рязани полученные по той же методике.
Аппробация результатов, получаемых экспертным интервью, была проведена в работе [4], где компоненты локальной идентичности Владимира, Смоленска и Ярославля были выделены в серии фокус-групп, а потом уточнены через репрезентативный опрос. Аналогичная работа была проведена авторами [5-6] по поводу Белгорода. Результаты данных исследований показали, что экспертные опросы позволяют выделить основные факторы локальной идентичности, хотя некоторые компоненты могут оказаться пере- или нелооцененными в сравнении с данными репрезентативного опроса.
Структура представления компонентов идентичности, предложенная в [1], была обсуждена с учетом полученных в [1-6] данных работе [7], где была показана возможность альтернативной кластеризации данных компонентов.

 

В настоящей работе представлены результаты описания локальной идентичности города Калининграда, полученные методом экспертного интервью, следуя подходу работ [1-3].

 

Локальная городская идентичность г. Калининграда

Ментальная география: В «большом мире» Кал¬ининград – это остро¬в. Остров Калининград омывается Балтикой с запада и северо-з-апада, и враждебным «не пойми чем» со вс¬ех других сторон. Вд¬али, на востоке, за «не пойми чем» видна Москва, и Россия. Москва – не Россия, в Москве чихнут – в Калининграде плачут и вообще, Москва Кал¬ининград в упор не видит, хоть Остров Ка¬лининград и представ¬ляет Москву и Россию в Европе. На юге, за «не пойми чем», видна Варшава, на юго-западе – Гданьск. За ними далее – Европа.

 

Сам Калининград нахо¬дится приморской час¬ти Острова – вместе с любимыми местами отдыха горожан – друг¬ими приморскими горо¬дками, такими как Пи¬лау-Балтийск, Светл¬огорск, Зеленоградск – расположенны¬ми по берегам Балтик¬и, Балтийского и Кур¬шского заливов. Здесь же видна и жемчужи¬на Калининграда – Ку¬ршская коса. В материковой части Острова находятся та¬кие городки, как Сов¬етск, Гусев, Черняхо¬вск, и еще одна кали-нинградская жемчужина – Виштынецкое озер¬о.

 

Центральное место Калининграда – Кафедральный собор с могилой Канта. Здесь же музей янтаря и краеведческий музей.

 

Символы места: «Немецкость», Янтарь, Балтика, Европа.

 

Мифы самостояния. Калиниград – это Европа, европейский рубеж России. Калининградцы выставивают у холодной проморзглой Балтики под низким давящим небом – хоть и в комфорте, но – заброшенные и без чувства хоть какой-нибудь перспективы. Душу греют лишь старые немецкие артефакты вроде вилл Амалиянау и деревьев вдоль старных немецких дорог, да природные красоты вроде Куршской и Балтийской косы, и Виштынецкого озера.

 

Пантеон героев Калининграда с большим отрывом возглавляет Кант. За Кантом следуют космонавты – уроженцы города (Леонов и др.), потом – «теща Путина» с его бывшей женой Людмилой.

 

Структура сообщества города складывается вокруг областного и городского начальства, в котором выделяют особую группу «москвичей». Так же заметны некоторые предприниматели, и другие «лучшие люди города» из разных «сословий РФ»: профессора, артисты, и т.д.

 

Обычные калиниградцы довольно однородны, хотя и тут просматривается особая группа «военных». Самые заметные среди маргинальных групп – «казахстанцы».

 

Ритуалы единения: Как и повсюду здесь царит День Победы. День Города не развит так, как в других местах, и конкурирует среди ритуалов развития городского единения с Днем Флота и Днем Селедки.

 

Литература

1. Крупкин П.Л., Лебедев С.Д. К сакральным основаниям локальных идентичностей в сегодняшней России: опыт структурного анализа // Социологический журнал. 2013. №4. С.35–48. URL: http://modernity-centre.org/2013/11/24/kroopkin-lebedev-102/
2. Крупкин П.Л. К вопросу о «гражданской религии» РФ: локальные идентичности Ростова-на-Дону и Ярославля. // Социология религии в обществе Позднего Модерна. Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2014. С.257-261. URL: http://modernity-centre.org/2014/11/28/kroopkin-144/
3. Крупкин П.Л., Морозова О.С. Рязанская локальная идентичность. // Центр изучения Современности (сайт). URL: http://modernity-centre.org/2014/11/14/kroopkin-morozova-101/ (дата обращения: 01.08.2017)
4. Городские локальные идентичности как основа формирования устойчивых местных сообществ. Исследование общегородских идентичностей жителей Владимира, Смоленска, Ярославля. Отчет. / Задорин И.В., Евстрифеев Р.В., Крупкин П.Л., Лебедев С.Д., Шубина Л.В. М.: ЦИРКОН, 2015. 94 с. URL: Текст в и-нете (дата обращения: 01.08.2017)
5. Истомин А.Г., Лебедев С.Д. Локальная идентичность жителей города Белгорода (по материалам качественного социологического исследования) // Научный результат. Серия «Социология и управление». 2015. Вып. 2(4). С.13-21.
6. Лебедев С.Д., Истомин А.Г., Гущина В.В. Локальная идентичность жителей города Белгорода (По материалам количественного исследования) // Научный результат. Социология и управление. 2016. Т.2. №2. С.15-26.
7. Крупкин П.Л. К вопросу о «гражданской религии» РФ 2: Структурные особенности содержимого локальных городских идентичностей // Научный результат. Серия «Социология и управление». 2015. Т.1 № 3 (5). С.29-35.

 

Abstract

P.L. Kroopkin On a “Civil Religion” in Russian Federation: Local Urban Identity of Kaliningrad

 

Abstract. Strengthening a civil religion in a society could be a way to increase a level of its social cohesion and/or bridging social capital. This refers also to exploration of a joint inclusive social identity. Looking at characteristics for the identity of the specific locality, the article describes the local urban identity of the Kaliningrad city.

 

Keywords: Local identity, social identity, civil religion.

 

Автор: П.Л. Крупкин
Опубликовано: Крупкин П.Л. К вопросу о «гражданской религии» РФ: локальная идентичность Калининграда. // Социология религии в обществе Позднего Модерна. Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2018. С.128-130.


Оставить комментарий:

Captcha

Ваше имя:
E-mail: