Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

Институт собственности (не земельной)
в уральской деревне XXI века

События, произошедшие летом 2011 года в поселке Сагра Свердловской области, позволяют восстановить институты собственности, которыми руководствовались различные участники произошедшего конфликта. далее…

К теории спонтанного социального порядка

Тезисы доклада на ХХ Международном симпозиуме “Пути России”, Москва, МШСЭН, 22-23 марта 2013 г.

 

Введение дихотомии спонтанного и навязанного социальных порядков (СП) связывает спонтанный СП с антропокровом [1], который как бы «предоставлен самому себе», т.е. существует без «излишних» структур политического доминирования, с минимумом возможного в этом месте. Все известные случаи подобного и около подобного лучше всего представляются сетью общин, поэтому именно сеть общин в ландшафте можно считать идеальным типом «естественного состояния» антропокрова [2]. далее…

К сакральному постсоветской элиты. 1

Стихи Е. Васильевой, протеже бывшего министра обороны РФ Сердюкова:

(1)
Мы богатеем, быстро взрослеем,
К солнцу всё ближе, дальше от тени.
Дальше от мук, горя и зноя.
Ближе к земле, дальше от роя.
Дальше от роя злых, безобразных
Тварей земных, жестоких, клыкастых… далее…

К сакральному большевизма. 2

Стих Б.А. Чичибабина, с переживаниями, затронутыми здесь:

* * *

 

И вижу зло, и слышу плач,
и убегаю, жалкий, прочь,
раз каждый каждому палач
и никому нельзя помочь. далее…

К сакральному большевизма. 1

Выписки из выступления Марии Тимофеевой (Тимофеева М. Травма прошлого (сталинского режима) в клиническом материале российских пациентов. // Мемориал, 31.05.2010. Ссылка в и-нете 1; Гефтер, 05.02.2013. Ссылка в и-нете 2):

“Вомик Волкан – психоаналитик, много занимающийся социальными и политическими процессами, как-то описывал этнос как шатер. На стенки шатра нанесены узоры и письмена, которые в принципе может увидеть каждый находящийся в шатре = член этноса. А шест посередине шатра, на котором он держится, – это вождь или идея этого этноса. Можно подумать, что в нашем этносе на месте этого шеста находится выгребная яма = воронка, засасывающая человеческие жизни. далее…

Тимофеева М. Травма прошлого (сталинского режима) в клиническом материале российских пациентов. // Мемориал, 31.05.2010. Ссылка в и-нете 1; Гефтер, 05.02.2013. Ссылка в и-нете 2 далее…

К критике критической апологии Модерна
(Ю.А. Левада, “Советский простой человек”)

Ю.А. Левада и его последователи предлагают несколько примитивную схему антропологического соотношения Традиции и Модерна. С их точки зрения, человек Традиции – это недоличность с преимущественно внешним локусом рефлексивного контроля; он мыслит и действует посредством предписанных, «готовых», а не собственных рефлексий. Напротив, человек Модерна (Запада) – это такой молодец, который мыслит и принимает решения на всех уровнях самостоятельно и творчески.

 

На самом деле все куда сложнее, и эта идеализация представляется неправомерным смешением личностно-психологического и культурного планов. Высокоразвитые гармоничные личности, также как и инфантилы, в большом количестве порождаются и Традицией, и Модерном. В актуальной культуре и первой, и второго содержится достаточно разнообразных жизнеспособных элементов; вопрос в том, как они будут усвоены в каждом конкретном случае культурой индивидуальной. В норме должен быть некоторый функциональный баланс несомненно-стабильного и творчески-изменчивого, «верований» и «идей» (Х. Ортега-и-Гассет). Сильный перекрен туда или туда порождает инфантильного, социально недоразвитого человека: либо раба предписаний, либо беспринципного авантюриста. далее…

О субъектах «национальной политики» Российской Федерации

 

В развитие пожеланий Президента [1] группа товарищей разработала Проект Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации [2], где, как и ожидалось [3], не предусмотрено никакого пространства для развития хоть какой-нибудь субъектности для саморазвития представителей русского народа [4]. Русским предназначается (см. п.8 Стратегии) лишь «объединять» и «скреплять», но даже развивать свою «русскую культуру» они уже самостоятельно не имеют права, поскольку, в соответствии с проектом, «русская культура» отчуждается от русских в пользу всех других, «кто вхож», кто тоже ее «носит», но почему-то не желает при этом называться «русским»…

 

Изощренность подобного теоретического словоблудия (демонстрированного текстом Стратегии во многих местах) ставит вопрос об устройстве мышления производящих такое теоретизирование людей, вопрос о том, что же в их головах делает отношение к прилагательному «русский» очень положительным в связках «русская культура», «русская земля», «русское поле», и очень отрицательным в связках «русские люди», «русский этнос», «русская нация». Возможным решением данного вопроса является следующая формализация соответствующей структуры начальственного сознания, которая сидит в бэкграунде их видения мира, определяя его: Россия представляет собой уникальнейший цветник с разнообразием прекраснейших цветов, которые произрастают на жирном навозе. далее…

О мета-уровне осмысления социального мира

 

Мне радостно было читать текст Е. Островского «INT отрасль и ультраструктуры России»[1] – очерк оригинальной концепции в рамках столь любимого мной институционального обществоведения.

 

Представленная концепция создает полное ощущение добротности и слаженности, и не оставляет особого места для дискуссии.[2] А вот тема адекватности избранного мета-языка тем проблемам, которые видятся назначенными к разрешению автором, задает поле для интересного вопрошания. далее…

Алексеенкова Е.С. Когнитивные механизмы интеграции социальных сетей // Полис. 2007. № 3. С.92-114. Текст в и-нете – pdf. далее…