Центр Изучения Современности

Centre for Modernity Studies

Социальная структура в средневековом Пскове

Бовыкин В.В. Местное самоуправление в Русском государстве XVI в. СПб: «Дмитрий Буланин», 2012. 421с. C.89-90:

 

«Каждая улица, каждый конец, каждая гильдия, – пишет Н.М. Никольский о гражданском устройстве средневекового Пскова, – была в то же время религиозной братчиной (т. е. братством, общиной) со своим собственным культом, адресованным своему собственному патрону. … Патроном был какой-либо из христианских святых, причем по отношению к наиболее старинным братчинам возможно предполагать, что христианские святые заместили собой прежних языческих богов; … ритуал праздников в честь патронов непременно содержал в себе жертвенный пир после богослужения. … Ритуальный характер таких пиров яснее всего обнаруживается из их организации и из того обстоятельства, что преступлениям, совершавшимся во время этих пиров, придавался особый сакральный характер, они не подлежали общей юрисдикции, а разбирались самой братчиной». [80] Языческий по своему происхождению институт ритуальных пиров-«братчин» [81] («культовое пьянство» [82]) и в XVI в. оставался важнейшим средством социальных связей. [83] далее…

Институт собственности (не земельной)
в уральской деревне XXI века

События, произошедшие летом 2011 года в поселке Сагра Свердловской области, позволяют восстановить институты собственности, которыми руководствовались различные участники произошедшего конфликта. далее…

Giddens A. Back to the future. BBC News, 1999. URL: http://news.bbc.co.uk/hi/english/static/special_report/1999/12/99/back_to_the_future/anthony_giddens.stm; перевод на русский: А. Гидденс: Назад в будущее. Интервью BBC. Гефтер, 26.04.2013. Текст в и-нете. далее…

К теории спонтанного социального порядка

Тезисы доклада на ХХ Международном симпозиуме “Пути России”, Москва, МШСЭН, 22-23 марта 2013 г.

 

Введение дихотомии спонтанного и навязанного социальных порядков (СП) связывает спонтанный СП с антропокровом [1], который как бы «предоставлен самому себе», т.е. существует без «излишних» структур политического доминирования, с минимумом возможного в этом месте. Все известные случаи подобного и около подобного лучше всего представляются сетью общин, поэтому именно сеть общин в ландшафте можно считать идеальным типом «естественного состояния» антропокрова [2]. далее…

Антропокров

Антропокров – люди в ландшафтах на территории со всеми своими взаимосвязями, памятью, артефактами и предысторией. далее…

Филиппов А.Ф. Новое рождение политического из деполитизированного: кризис полицейского управления и множественные солидарности. // Развитие и экономика. 2012. № 3. С. 246-263. Текст в и-нете. далее…

«Религиозность»: о трансформации исследовательской парадигмы

Доклад на IV Очередном Всероссийском социологическом конгрессе

Аннотация. В статье анализируются методологические основания исследования религиозности как предмета социологии религии. Обосновывается необходимость изменения исследовательской парадигмы в связи с современными трансформациями социокультурной ситуации.

 

Ключевые слова: религиозность, рефлексия, традиция, современность, социология религии.

Систематическая рефлексия религиозности, как явления социального, является оригинальным и закономерным порождением социальной ситуации и культуры европейского Модерна. Предшествующая ему история, условно обозначаемая как «эпоха Традиции», в целом характеризуется господством религии в общественных отношениях, культуре, в сознании и образе жизни людей. При определяющей роли религиозных институтов и умонастроений, для нее относительно мало актуальна рефлексия социального плана. Модерн же в лице философии Просвещения впервые радикально ставит проблему религии не как «само собой разумеющейся» фундаментальной реальности, а как, в конечном итоге, функциональной подсистемы человеческой (социальной) жизни, которая отныне должна доказывать свое право на существование. далее…

О мета-уровне осмысления социального мира

 

Мне радостно было читать текст Е. Островского «INT отрасль и ультраструктуры России»[1] – очерк оригинальной концепции в рамках столь любимого мной институционального обществоведения.

 

Представленная концепция создает полное ощущение добротности и слаженности, и не оставляет особого места для дискуссии.[2] А вот тема адекватности избранного мета-языка тем проблемам, которые видятся назначенными к разрешению автором, задает поле для интересного вопрошания. далее…

Рефлексивный потенциал православной культуры в России,
1990-2000-е гг.: к социологическому анализу проблемы

Статья посвящена обоснованию концепта рефлексивного потенциала религии как значимого фактора ее выживания и социального влияния в обществе современности. На примере традиционной для России религиозной культуры православного христианства демонстрируются и анализируются основные качественные аспекты ее рефлексивного потенциала. На основании вторичного анализа данных социологических исследований и материалов из смежных областей социогуманитарного знания делается вывод о тенденциях изменения рефлексивного потенциала актуальной православной культуры в России в исследуемый период.

 

Ключевые слова: социокультурная рефлексия, рефлексивный потенциал религии, религия, современность, сакральное отношение религии, светская культура, православная культура.

далее…

Patterns of “ancestor worship” in post-Soviet Russia

Kroopkin P. L.

 

The current social transformation pushed majority of Russian people to a profound identity crisis, and caused a significant fragmentation of the Russian society. The mental and behavioral patterns of a significant portion of society’s lower strata, adversely affected by the social changes, can be interpreted as a form of “ancestor worship”. These people tend to rally around chosen periods of Russian history (“Golden Ages”) and appropriate “true ancestors”. For every “Golden Age” there are collections of corresponding glorifying texts, which are of a “sacred” nature and devoid of application of criticism. Numerous senseless “flaming” threads of pseudo-historical debates on the Internet can be understood as rituals, which people use to worship their own “ancestors” with unrestrained praise, as well as through disparaging the “ancestors” and beliefs of other groups.

 

The article provides a classification of such identities, and proposes explanatory models for their genesis and sustainable reproduction. далее…